Skip to content

Этнофобия это

Этнофобия как форма кризиса культурного сознания

B условиях жестких вызовов современного мира достижение глубокой культурно-технологической модернизации и сохранение политической стабильности становятся вопросами исторических перспектив России — ее целостности и шансов оставаться значимым aктором мирового социально-политического пространства [7, 8].

Оглавление:

B то же время, очевидно, что системная модернизация России и развитие ее по исторически перспективному пути консолидированной нации-государства будут успешны лишь в том случае, если в сознании политического класса страны, российской интеллигенции, россиян будут происходить «опережающие преобразования», которые ориентированы на это. При кажущейся, на первый взгляд, тривиальности такой постановки неготовность сознания политичеcкoгo класса «принять неизбежные решения» остается «проблемой номер один» в современной России. Если в отношении технологической и экономической модернизации страны острота проблем идет на убыль, то именно неготoвноcть не только массового сознания; но и политического класса к принятию «неизбежных решений» в сфере национальных и нацинально-культурных отношений становится одной из острейших проблем современной России, проявляясь прежде всего в широко распространенных феноменах этнофобии и шовинизма.

Доминантный этнос страны — русский, который сегодня находится в ситуации политического и социально-культурного вызова стать гражданской нацией в синтезе со всеми этносами Федерации и решить таким образом экзистенциальную задачу обеспечения целостности и единства России на перспективу, пока, суди по всему, не готов к этому. Здесь явнo сохраняется инерция культyрно-политических импульсов 90-х годов — интенции массового этнического сознания на «культурное возрождение», что сегодня в реальной практике оборачивается редуцированием русской культуры к консервативным и даже архаическим формам. реанимацией былой субэтнической дифференциации русского этноса (казачества, мешер. поморов и т. д.), ренессансом религиозности. Все это объективно дистанцирует русское сознание от всего культурно и этнически «иного» (инородца). Ситуация усугубляется тем, что сознанием российской (прежде всего русской) молодежи c нарастающей активностью завладевает массовая культура, которая в своих ценностях, нормах, формах и идентификационных маркерах позиционируется негативно по отношению к этническим культурам.

Понятно, что культурное самопозиционирование человека или целостной группы людей (социума) — явление объективное и само по себе не влечет негативного отношения к «иным культурам». Но новейшая история России складывалась так, что демонтаж советского уклада жизни в этнических республиках, как уже отмечалось, до сих пор разворачивался и разворачивается в форме демонтажа культур, культурных связей — отношений, более того — в форме острого конфликта культур и идентичностей, пробуждая этнофобию. Причины, подхлестнувшие в 90-х годах этнофобию в России, известны, парад суверенитетов республик и исход русских из них, чеченская война; монополизация торговли на продовольственных и вещевых рынках выходцами из стран СНГ Ныне все эти проблемы, казалось бы, уже не имеют прежней остроты: чеченская война остановлена и ее последствия устраняются; в этнических республиках демонтирована суверенность и наведена вертикаль власти, a «инородцы» лишились монопольного положения в сфере торговли, но этнофобия не ослабевает. B чем причина такого положения? Факты свидетельствуют o том, что ныне этнофобия (особенно кавказофобия) уже обрела самостоятельную жизнь, бытует в культуре российского общества и в информационном пространстве, не только и столько отражав реальные феномены сознания, сколько навязывая ему нескончаемое «конфликтно-драматическое зрелище» — своеобразный сериал, шоу o лицах «кавказской национальности». Этнофобия в массимедиа в модусе «лицо кавказской национальности» фактически стала неплохо сбываемым информационно-культурным товаром, бытующим по цинично-прагматическим правилам рынка — минимум затрат (средств, усилий, таланта), максимум прибыли. K тому же этот товар просто необходим несчетному множеству малотиражных СМИ (распространенной в России форме малого бизнеса), изначально ориентированных на обывателя, психологически травмированного неудачами и тяжелыми социально-экономическими последствиями наших либералистских реформ. Этнофобию подпитывают и те политические силы и движения, которые c 90-х годов манифестирoвали себя как культyрo-возрожденческие, хотя им нечего предложить обществу, кроме идеи борьбы c «инородцами», « лицами кавказской национальности», «незаконными мигрантами» (увы, они в восприятии российского обывателя ассоциируются c издержками реформ последних десятилетий).

Все это вновь и вновь актуализирует проблему выявления потенциала этнических культур к взаимному диалогу, к трансформации и синтезу новой российской культурной идентичности. Кавказские этнические культуры, как показывает анализ, располагают огромным потенциалом подобного плана, что пока явно недооценивается.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник: http://studfiles.net/preview//page:37/

Ксенофобия (Xenophobia) – что это такое и как ее лечить?

Что это такое?

Ксенофобия (Xenophobia) – что это такое? Многие имеют лишь поверхностное представление о специфике данного термина. В медицине упомянутое понятие трактуется как крайняя форма нетерпимости ко всему неизведанному, чужому, непонятному. К сожалению, неприятие к новому заложено во многих современных идеологиях, религиях, нравственных учениях, поэтому практически все люди на планете в той или иной степени заражены этим заболеванием, порою даже не подозревая значение слова ксенофобия.

Как возникает? Причины появления

Ксенофобия, причины которой кроются в самой человеческой сущности, нередко ассоциируется с агрессией, проявляемой в отношении близких видов. Хотя все население планеты относится к Homo sapiens, однако, различия в культуре, цвете кожи, комплекции и мировосприятии делают нас разными. Исторически сложилось, что появление чужаков (либо новых идей) связано с социальными потрясениями (конфликтами, войнами, необходимостью противостоять вызовам), в результате чего срабатывает защитная реакция организма, а психика на подсознательном уровне отторгает непонятное. Как следствие, возникает начальная стадия ксенофобии.

Человеческая устремленность на деление окружающего мира на «чужое» и «свое» неистребима, при этом некоторые одиозные личности использовали это в своих целях (Гитлер, Сталин, Муссолини и др.). Зная, что такое ксенофобия, определение которой вполне понятно каждому из нас, важно понимать всю пагубность этого состояния, ведь в крайней форме заболевание быстро прогрессирует, подавляя трезвое мышление, способность правильно анализировать ситуацию, противостоять аморальным призывам или желаниям.

Особенности недуга: симптомы и стадии

Начальной стадией болезни является восприятие незнакомцев в качестве врагов, которые могут причинить вред. На этом этапе диагностируются приступы страха, паники, желания уединиться в спокойном месте, однако, по мере прогрессирования недуга у человека появляется агрессия, нередко перетекающая в противозаконные действия. Поскольку ксенофобия – это боязнь чего-либо, то ее главными симптомами считаются:

  • неспособность обратиться за помощью к незнакомцам;
  • чувство дискомфорта при посторонних взглядах;
  • затруднение мыслительных процессов;
  • неадекватное поведение.

К сожалению, для человека, больного ксенофобией, не существует понятия толерантности, вследствие чего он становится раздражительным, малообщительным, замкнутым. Некоторым удается годами скрывать эту фобию, причем окружающие могут не догадываться о прогрессирующем заболевании, но рано или поздно недуг проявит себя, а это может привести к серьезным последствиям.

Разновидности

Ученые до сих пор спорят о термине «ксенофобия», что это означает, какие формы и симптомы данного состояния. Обычно выделяют следующие виды описываемого понятия:

  • расовая – нетерпимость по отношению к другим расам;
  • религиозная – нетерпимость к представителям других религий или мировоззрений;
  • территориальная – нетерпимость по отношению к лицам, проживающим в другом месте.

Существует еще ряд разновидностей болезни, однако, они менее распространены по сравнению с перечисленными аналогами. К примеру, нередко у человека возникает неприязнь по отношению к людям с иным социальным статусом, уровнем достатка, интеллектуального развития. Все это ксенофобия, синонимы которой сегодня насчитывают как минимум несколько десятков понятий.

Диагностика и лечение

Деструктивный страх, депрессия, стресс, апатия, нежелание проявлять жизненную активность – все эти состояния вызывает ксенофобия, при этом как лечить заболевание, достоверно известно только квалифицированному специалисту. Тем не менее, даже он будет бессилен, если пациент сам не захочет искоренить недуг. Немаловажно своевременно приступить к решению проблемы, ведь на запущенных стадиях сложно побороть защитную реакцию и привычки, которые вырабатывались в течение длительного времени.

Основным методом на пути выздоровления считается психотерапия, обычно проводимая в форме:

В ряде случаев вполне эффективной является терапия посредством гипноза, позволяющая выяснить, что заставило человека бояться или проявлять агрессию к незнакомым людям (или иным взглядам). При необходимости перечисленные виды терапии могут сочетаться с приемом медикаментов, в качестве которых выступают антидепрессанты, либо успокоительные средства. Ксенофобия – синоним страха, поэтому главной задачей станет его преодоление, после чего пациент сможет снова наслаждаться полноценной жизнью.

В последнее время в обществе назрела проблема нравственного воспитания подрастающего поколения. Многим детям в среде сверстников изначально закладываются неправильные ценности. Как лечить ксенофобию у подростков, сможет ответить только опытный доктор, однако, терапия должна проводиться комплексно, то есть учитывать все факторы, воздействующие на личность. Только после исключения внешних негативных воздействий (например, влияние друзей, экстремистскую информацию из Интернета и др.), достигается окончательное выздоровление. Нередко ребенок попадает в секту, в результате чего у него стремительно прогрессирует религиозная ксенофобия. Эту опасную разновидность болезни необходимо лечить только под пристальным присмотром специалиста, который найдет правильный подход к пациенту и устранит последствия «промывки мозгов».

Самолечение

Самостоятельно искоренить проявления ксенофобии под силу только сильным личностям, готовым преодолеть огромное количество трудностей на пути к выздоровлению. Основным условием успешной терапии считается осознание всей пагубности заболевания и непрерывная работа над собой. Больному можно моделировать различные ситуации, подразумевающие общение с объектом раздражения, причем это может происходить как виртуально, так и в реальной жизни. Не лишним будет обратиться за помощью близких людей, поделиться с ними проблемой, выслушать их советы. Когда с недугом не получается справиться своими силами, обязательно обратитесь к специалисту.

Тест: есть ли у тебя фобии?

На нашем сайте есть возможность пройти тестирование, составленное опытными профессионалами. Выполнение несложных заданий позволит понять, развиты ли у вас какие-либо фобии (страхи) и требуют ли они лечения.

  1. Ты боишься нового и неизведанного?
  2. У тебя вызываю агрессию люди не твоей национальности?
  3. Ты относишься отрицательно к чужой религии?

Ответы пишите в комментариях!

Фото и видеоматериалы

Не все сразу осознают, что такое ксенофобия, краткое описание которой кажется зачастую обобщенным. Далее приведены фото и видеоматериалы, которые помогут сформировать четкое представление о недуге.

Интересные факты

Ксенофобия – это в социологии и медицине одно из самых распространенных определений. По статистике практически каждый человек в мире является ксенофобом в той или иной степени.

Для ксенофоба характерно восприятие мира в системе двух полюсов, которое заключается в таких противоречащих понятиях как «добро – зло», «черное – белое», «реальность – иллюзия» и т. д.

До прихода к власти Гитлера в Германии число респондентов с авторитарными чертами характера, для которых была характерна ксенофобия, не превышало 7-10%, а накануне Второй мировой войны это число достигло 70%.

Ксенофобия и расизм

Многие путают понятия ксенофобия и расизм. В чем принципиальное отличие между представленными терминами? Какие варианты лечения расизма считаются наиболее эффективными?

Расизм – это всего лишь одна из разновидностей ксенофобии, которая основана на принадлежности человека к определенной расе. Например, в США этот вид заболевания весьма распространен, поскольку исторически сложилось, что «белые» люди считали себя более привилегированным сословием, чем люди с темным цветом кожи. Терапия расизма предусматривает целый комплекс психологических тренингов, направленных на подавление неприязни к людям иной расы.

Ксенофобия и национализм

В современном обществе есть два понятия – национализм и патриотизм, которые нередко употребляются в схожем контексте. Как определить, где здоровое психологическое состояние, а где патология?

Национализм является разновидностью ксенофобии, который предполагает заведомо ложное возвышение одной нации над другой (или всеми нациями в мире). Если патриотизм основан на любви к родине, уважении ее истории, культуры, традиций, то при национализме идет посыл на то, что субъект, как представитель нации, лучше и достойнее других людей. Когда национализм приобретает массовый характер, нередко это заканчивается вооруженными конфликтами.

Ксенофобия и экстремизм

Существует мнение, что ксенофобия и экстремизм – неразрывные понятия, обозначающие модель агрессивного поведения. Хотелось бы узнать, как они между собой связаны?

Конечно же, экстремизм и ксенофобия имеют тесную связь, однако есть в этих определениях ряд различий. Дело в том, что ксенофобия (проявление нетерпимости) выступает главным источником экстремизма, который направлен на подавление инакомыслия в обществе или достижения других целей. Ксенофобия носит стихийный характер, а экстремизм является четко выстроенной идеологией организованных групп, реже отдельных лиц.

Ксенофобия и антисемитизм

Во многих неразвитых странах проявления ксенофобии и, в частности, антисемитизма идут рука об руку. Почему так происходит и как бороться с проблемой?

Изначально следует объяснить, что антисемитизм – это процесс дискриминации (ущемления прав) евреев по определенным причинам. Здесь прослеживается явная закономерность: чем более зрелым является общество, тем меньше в нем ксенофобии. Однако даже на мировом уровне пока рано говорить о решении проблемы, поскольку недавно чиновниками ЮНЕСКО была принята резолюция, исключающая историческое право евреев на Храмовую гору, стены Иерусалима и Старый город.

Ксенофобия и этнофобия

Сегодня, особенно в крупных городах, у людей проявляются различные признаки этнофобии. Следует ли с этим бороться и как понять, что болезнь переросла в крайнюю стадию?

Этнофобия – это нетерпимость к этническим меньшинствам, которая чаще всего встречается в мегаполисах. К примеру, коренные москвичи регулярно испытывают негативные эмоции при виде «кавказцев», «цыган», «азиатов» и других этносов. В крайних формах у человека появляется не только боязнь людей, но и необоснованная агрессия по отношению к ним. Затягивать с лечением не стоит, иначе это может привести к серьезным последствиям.

Ксенофобия и синофобия

Довольно часто приходится слышать понятия ксенофобия и синофобия. Хотелось бы узнать, какой смысл закладывается в каждый термин, а также в чем их принципиальное различие.

Синофобия – это враждебное отношение к Китаю и жителям данной страны. В последнее время этот вид ксенофобии становится все более распространенным, поскольку китайцев можно встретить практически во всех уголках планеты. При крайних формах заболевание необходимо лечить, при этом действенным методом терапии стало общение. В своем большинстве представители Поднебесной весьма коммуникабельны, дружелюбны и милы, поэтому негатив к этой нации у пациента быстро исчезает.

Ксенофобия и сексизм

Бытует мнение, что сексизм вытекает из страхов человека перед противоположным полом, то есть является формой ксенофобии. Насколько это правда?

Сексизм – это действительно форма ксенофобии, которая выражена в неприятии противоположного пола и чувстве превосходства мужчин над женщинами или наоборот. Нередко причины сексизма кроются в перенесенных психологических травмах, воспитании, разочаровании в окружающем мире. Лечение болезни помогает вновь вернуть пациента в социум, решить проблемы личного характера и создать полноценную ячейку общества.

Ксенофобия и гандикапизм

Ксенофобия и гандикапизм: что это за понятия? Очень часто приходится слышать их в средствах массовой информации. Объясните, как связаны между собой упомянутые термины.

Гандикапизм – относительно новый термин, активно используемый в психологии и медицине. Он обозначает форму ксенофобии по отношению к людям с отклонениями. Неприятие к членам обществам с ограниченными физическими или умственными возможностями идет на подсознательном уровне, ведь они отличаются от нас. В том случае, когда болезнь перетекает в крайнюю стадию и сопровождается чувством агрессии к инвалидам, ее необходимо немедленно лечить.

Ксенофобия и эйджизм

Замечаю за собой, что не готов на равных общаться с людьми, которые даже незначительно младше меня. Как называется этот вид ксенофобии и как его преодолеть?

Разновидность ксенофобии, когда человек испытывает неприязнь к другим людям, не соответствующим определенным возрастным рамкам, называется эйджизм. Это достаточно распространенная фобия, с которой нелегко справиться в силу сложившихся стереотипов. Действенным методом терапии считаются психологические тренинги или непосредственное общение. Как правило, болезнь проходит после осознания, что неправильно судить о личности, основываясь только на ее возрасте.

Источник: http://strahifobii.ru/ksenofobiya-xenophobia/

Этнофобия это

Надо сказать, что подобного определения требуют почему-то только у русских — другие нации прекраснейшим образом существуют без того, чтобы их определяли. Ни грузин, ни чечен, ни образованный тунгус, ни друг степей калмык — никто из них не обязан давать отчёта в том, что они такое. А если подобные вопросы и обсуждаются, то сугубо внутри национального сообщества, посторонним туда вход воспрещён. И, главное, это воспринимается всеми как должное. «Это же их внутреннее дело».

Так ради чего у русских вымогают какие-то «определения себя»? Ради двух целей. На вид они кажутся противоположными, но на самом деле ведут к одному и тому же. Это такие два зайчика, за которыми очень удобно гоняться: поймаешь одного — второй сам прибежит. Во-первых. Навязчивое желание дать «определение русским» может использоваться для отрицания существования русских как народа. Раз нет точного, исчерпывающего и стопроцентно принятой дефиниции русского человека — значит, никаких русских в природе не существует. А все прочие народища, народцы и народишки, сколько их ни есть, — очень даже существуют: ведь они-то существуют de facto, а не de jure. «Им-то, знать, и пановать».

Во-вторых. Если убедить русских в том, что их нет, всё-таки не получается, то можно ведь подобрать такое определение, которое позволит считать «русским» кого угодно, включая негра преклонных годов, кое-как выучившим слово «здрасьте». Более того, путём нехитрых манипуляций можно доказать, что негр преклонных годов, записавшийся в русские, является куда лучшим русским, чем сами русаки. Что, разумеется, приводит на практике к тому же результату, что и в первом случае. Сообщество, куда можно произвольно записать кого- угодно, не является сообществом вообще, так как его состав можно в любой момент поменять на любой другой. Это так, симулякр. Говоря по-русски — фигня. А с фигнёй можно не считаться.

Теперь о характерных особенностях обоих лжеучений. Как правило, тезис «русских нет» доказывается через демонстративное отрицание этнического единства русского народа. «Нет никаких русских, а есть финно-татары». А тезис «русским может стать кто угодно» — через демонстративную переоценку ассимиляционных возможностей русской культуры. «Всякий, любящий поэмы Левитана и гравюры Лермонтова, — уже русский».

В первом случае отрицается само существование «русской крови». Во втором — утверждается, что всякий, объявивший себя русским и хоть каким-то боком причастный к «русской культуре» уже является русским.

Поэтому соответствующие направления мысли можно назвать этнофобией и культурофилией. С приставкой «рус», разумеется. Поскольку этнофоб отрицает не всякий этнос, а только русский. Равно как и культурофил открывает для всех и каждого не всякую культуру, а только русскую.

Начнём, пожалуй, с этнофобии.

Существует и поддерживается диковатая легенда о том, что русские — это народ-бастард, народ-ублюдок, «дикая смесь всяких кровей». В качестве компонентов предполагаемой «смеси» называются, как правило, «татары» («поскреби русского — найдёшь татарина»), а также финно-угорские народы, какие-то абстрактные «азиаты» (это слово произносится обычно с характерным отвращением). На худой конец, из закоулков памяти извлекаются названия древних племён — всяких «кривичей и вятичей», которые тут же объявляются реально существующими до сих пор, а русские — всего лишь их «смешением».

Далее фантазия начинает отрываться по полной: угро-татарские монголоиды начинают гулять по страницам либеральных газет и прыгают из телевизора.

Что же имеет место в реальности?

Как утверждает скучная наука генетика (результуты исследований были опубликованы в American Journal of Human Genetics. Погуглите — сразу выведет на ту статью), русские — чрезвычайно однородный этнос. Разброс характерных признаков русских на всём огромном пространстве от Калининграда до Владивостока в два раза меньше, чем, скажем, для населения Западной Европы. Что касается антропологического типа — определяемого через форму и размер черепа, длину конечностей и прочий «фенотип» — то русские являются не просто европеоидами, а эталонными «белыми людьми»: значения этих величин наиболее близки к средним для европейцев в целом. Мы — белые люди, нравится это кому-то или нет.

Впрочем, достаточно самых поверхностных знаний в области генетики, на уровне Менделя, чтобы прийти к тому же выводу. Дело в том, что типичная русская внешность определяется в основном рецессивными генами, а восточная — как правило, доминантными. То есть — любая примесь, попадающая в русский генофонд, сохраняется там очень надолго. Азиатские черты лица вылезали бы из поколения в поколение. Но этого нет.

Что касается монголоидных генов, тут есть свой конёк: так называемый эпикантус — маленькая складочка у внутреннего угла глаза, прикрывающая слёзный бугорок. Эпикантус характерен для монголоидов, а также сибирской расы (эвенков, юкагиров, бурят). В случае сколько-нибудь заметной примеси монгольской крови у русских он тоже присутствовал бы. Но, как показали исследования, что-то похожее имеется только у каждого семисотого русского, да и то в зачаточном состоянии. Вот и вся татарская примесь. Столько же её можно сыскать у тех же немцев… И то же самое можно сказать и о прочих признаках монголоидности — например, пресловутых «азиатских скулах», воспетых Высоцким (интересно, где он их у себя обнаружил) (4). Короче говоря, человек, способный разглядеть в русском «татарина», скорее всего никогда не видел татарина.

Всё те же самые аргументы применимы и к искателям «кривичей и родимичей» среди современных русских. Если немцев или англичан — национальное единство которых никто не смеет отрицать — как раз можно разделить на разные народы (швабы и пруссаки ну очень разные, да и шотландцы до сих пор сохранили не только историческую память, но и этническое своеобразие), то русские, по европейским меркам, одна семья.

Причины такой этнической однородности тоже вполне очевидны.

Во-первых, русские очень долгое время были народом, живущим в географической и культурной изоляции. Огромные расстояния в сочетании с ужасным климатом и крайне неудобными для преодоления пространствами (5). препятствовали какой бы то ни было мобильности. Путешествие — любое — было затратным и небезопасным мероприятием. Это не мешало медленному и основательному продвижению русских на северо-восток, но это был «билет в один конец»: люди приходили на новые земли и оставались там. А вот «приезжих» и «проезжих» в современном смысле этого слова в России всегда было мало.

Во-вторых, русским — в нормальном их состоянии — свойственен достаточно высокий уровень биологического отторжения от других народов. Я не имею в виду какую-то «ксенофобию», в которой, кстати, русских любят обвинять те же самые люди, которые отрицают само существования русского народа. Речь идёт об элементарном нежелании биологически смешиваться с чужаками — то есть заключать браки и плодить смешанное потомство. Такое поведение вполне логично для народа с рецессивной генетикой (6). Кстати, именно это обстоятельство уберегло малые народы России от исчезновения. Вопреки распространённому мифу о высокой ассимиляционной способности русских, которые-де переваривают любую примесь, на деле всё оказывалось наоборот. Даже малочисленные народы, которые в Европе или Азии давным-давно растворились бы в доминирующей нации, в России сохранились. Это, безусловно, очень плохо, поскольку именно это обстоятельство работает на миф о «многонациональности России». Но таковы факты.

Более смешанной по крови была — как это часто случалось в истории — аристократия. Именно в этом слое можно было обнаружить потомков татарских мурз, немецких наёмников петровских времён, даже каких-нибудь экзотических шотландцев. Ещё большим, конечно, было нерусское культурное влияние — прежде всего западное. Однако потомков русской аристократии в России осталось мало — в силу известных событий начала XX века. Разумеется, и в этом нет ничего хорошего, но, опять же, таковы факты.

Наконец, в XX веке, когда смешение народов стало реальностью, Советский Союз был практически закрытой страной. Браки с иностранцами, мягко говоря, не поощрялись. Что касается внутренней политики, то мобильность населения была искусственным образом снижена почти до нуля. Все жили на своих местах, прикреплённые к земле бюрократическим дыроколом — системой прописки, паспортным контролем, невозможностью легально приобрести частное жильё и свободно устроиться на работу, много чем ещё. Сколько-нибудь значительные антропотоки просто отсутствовали. В третий раз можно сказать, что в этом не было ничего замечательного, и опять помянуть факты.

Итак, русские хорошо сохранились — именно как генетически единый народ. À propos, в XXI веке, это может оказаться ценным: в эпоху глобализации устойчивая идентичность, в том числе биологически подкреплённая, может оказаться очень и очень востребованной.

Всё сказанное не означает, что «кровная» сторона русской идентичности так уж беспроблемна. Например, традиционная самоидентификация русских как славян может оказаться не вполне соответствующей действительности. Согласно данным генетики, русские стоят ближе к скандинавам, чем к жовиальным обитателям Балкан. Каковое обстоятельство, может быть, стоит учитывать, говоря о русском менталитете и прочих подобных материях… Но опять же — ни о какой «смеси генов» говорить не приходится. Русские — единый народ, скреплённый, помимо всего прочего, ещё и общностью происхождения, кровью.

И ещё. Кому-то может показаться, что я придаю слишком много значения «генам», тем самым сводя национальное к этническому, а этническое — к биологии. Разумеется, нет. Во-первых, этничность не сводится к ДНК. Во-вторых, национальное, хотя и опирается на этничность как на основу, но тоже к нему не сводится к нему. Я лишь хочу сказать, что на расистские рассуждения — а разговоры о «финно-татарах» являю

Источник: http://pikabu.ru/story/zanimatelnaya_genetika_yetnofobiya_

Русские. Кто такие Русские. Русские ответы. Этнофобия.

2. Интересно наблюдать, как из всех щелей такого рассуждения прёт наивный, неприкрытый расизм. Люди, с пеной у рта доказывающие, что русские — это «финно-татары», даже и не скрывают, что считают тех же татар и всю прочую «азиатчину и северянщину» людьми второго сорта, а за первый сорт держат только «евров» — то бишь европейцев и евреев. Быть «татарином», по их мнению, «обидно». Впрочем, иногда русским делают царские подарки. Вот известный специалист по расовому вопросу, журналист Леонид Раздиховский как-то заявил: «Говорят, поскребите русского и найдете татарина, немца, а теперь — и еврея». Видимо, это большая честь…

3. Не все европеоиды (или, как выражаются на Западе, caucasian) — белые. К ним относят, например, часть коренного населения Северной Африки.

4. Впрочем, в контексте песни «азиатские скулы» выступают скорее как поэтический символ «неправильности», «неприличия», нуждающегося в стёсывании и замазывании — что возвращает нас к уже затронутой теме наивного расизма, столь свойственного «изряднопорядочным».

5. «Русские просторы» являются «просторами» только на карте. На самом деле это препятствия. Замечательное русское слово «глухомань» очень точно отображает их природу — гасящую, тормозящую всякое усилие, даже человеческий голос. В отличие от пространства европейского или азиатского, которое само стелется под ноги, русская «глушь» — это идеальный изолятор, воплощённая идея препятствия. «Свободного места» в России очень мало.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Автор — Людмила Борисовна БУТОВСКАЯ (Кашинова), профессор, член-корреспондент Международной Славянской академии, коренная петербурженка. С 1958 по 1966 гг. жила в городе Днепропетровске. В 1965 г. окончила филологический факультет Днепропетровского государственного университета. Работала издательским редактором, затем — редактором научно-популярных передач Ленинградского телевидения. События гг. заставили взяться за перо.

БУТОВСКАЯ, Славянское братство, дуэль

Автор — Людмила Борисовна БУТОВСКАЯ (Кашинова), профессор, член-корреспондент Международной Славянской академии, коренная петербурженка. С 1958 по 1966 гг. жила в городе Днепропетровске. В 1965 г. окончила филологический факультет Днепропетровского государственного университета. Работала издательским редактором, затем — редактором научно-популярных передач Ленинградского телевидения. События гг. заставили взяться за перо.

БУТОВСКАЯ, Славянское братство, дуэль

РАСОВЫЕ И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РУССКОГО НАРОДА

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Ну и так, текст довольно примитивный по содержанию, заблуждениям и тягомотине.

Моё мнение конечно.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

А "не актуально" это для зажравшихся чиновников, менеджеров, банкиров и прочих "воздухоплавателей". Прислушиваться к их мнению не имеет смысла. Его попросту не должно быть.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Вот пример: район, где я вырос был характерен дурными наклонностями молодёжи. При том сами люди к чему-то но всё же стремились. Люди были у нас буйные но не опустившиеся. К нам приезжали чурбаны, косые и прочий сброд. Всё пытались открыть павильончики и ларьки. Но их обзывали чурками и всячески обижали. Так они и не смогли сколотить там бизнеса никакого.

Зато им это удавалось всегда в других районах — там где живут алкаши, наркоты, шлюхи и прочий опущенный сброд. Они охотно покупали в чурковых магазинах палённую водку, потребляли героин и терпели от приезжих любые унижения. И если кто не дай Бог пырнёт чурку ножиком на улице, то половина бабок наблюдающих с окон тут же позвонят в РУВД. Таков менталитет. Зато на кухнях все были гордыми русскими людьми.

А с учётом процента опустившегося населения РФ можно сделать выводы насколько хорошо осели в стране эти нерусские. А вы мне тут про национализм. Не надо.

Хотя лично я частенько скучаю по компании нормальных русских людей. Ведь не все кто говорит по русски таковыми являются.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Что же может вызвать появление таких моментов счастья?

Корочка хлеба, когда очень кушать хочется, или золотой унитаз с бриллиантами?

Счастье у всех своё и разное. Потому про "неудачников" лучше промолчать.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

И вот большинство из нынеживущих, особенно в России склонны измерять счастье деньгами и властью. Одни это имеют, другие завидуют. И их большинство. Образ националиста ассоциируется с образом революционера. Революционер имеет одну рубаху и бомбу. А да — ещё флаг. И вот этот набор не входит в перечень "предметов счастья" для большинства русскоязычных. Опять же — таков менталитет. Потому я и сказал о соотношении понятий национализм и счастье. Только поэтому.

А ведь кому было бы плохо если б русские были богатыми и властными в основной своей массе? Каста своего рода. Почему нет?

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Этот человек никогда не читал Ильина, и даже Некрасова или А. Толстого.

  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter
  • Поделиться
    • Поделиться с друзьями
    • Digg
    • Del.icio.us
    • Technorati
    • Twitter

Настоящий герой проявляет свой героизм не для того чтобы его потом обожали и возносили. Потому и не нуждается во всенародной любви и известности.

Кто этого не понимает — тот не герой, а торговец своим "геройством".

Не наступит. Сколько ни дай — всё будет мало. Потому что жизнь Вы измеряете богатством, иначе говоря — жадностью. Есть у человека штаны — ему мало. Ему надо ещё 10 разноцветных штанов для "щастья". Всех богатыми не сделаешь, как и счастливыми.

Источник: http://valhalla.ulver.com/f383/t11315.html

Социально-психологические характеристики этнофобии Гавреев Сергей Алексеевич

Диссертацияруб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Гавреев Сергей Алексеевич. Социально-психологические характеристики этнофобии : диссертация . кандидата психологических наук : 19.00.05 / Гавреев Сергей Алексеевич; [Место защиты: Гос. ун-т упр.].- Москва, 2008.- 182 с.: ил. РГБ ОД,/259

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. «Теоретические представления о явлениях этнофобии и этнической идентичности». 16

1.1 Фобические проявления в межэтнических взаимоотношениях . 16

1.2 Проблема определения понятия этнофобия 28

1.3 Социально-психологическое рассмотрение сущност и этнофобии 53

1.4 Идентичность в системе научного знания 57

1.5 Представление об этнической идентичности 69

ГЛАВА 2 «Исследование социально-психологической структуры этнофобии» 80

2.1 Методы исследования этнофобии 80

2.2 Методы исследования этнической идентичности 89

2.3 Программа эмпирического исследования зависимости уровня этнофобии от сформированности этнической идентичности 92

2.4 Негативные стереотипы в межэтнических взаимодействиях 96

2.5 Исследование социально-психологических индикаторов 100

ГЛАВА 3 «Выявление зависимости между типом этнической идентичности и уровнем этнофобии» 114

3.1 Этнофобия и этническая идентичность, как социально-психологические элементы в процессе межэтнического взаимодействия 114

3.2 Зависимость между уровнем сформированности этнофобии и типом этнической идентичности. 118

Введение к работе

Актуальность диссертационного исследования

Изучение проблем межэтнического взаимодействия приобрело особую актуальность вследствие миграционных изменений, вызванных распадом СССР. После распада Советского Союза экономическая привлекательность России стала важным фактором, способствующим большому притоку иммигрантов с территории бывшего СССР. Данный факт отмечают практически все исследователи миграционных процессов -Мукомель В.И, Дробижева Л.М., Регент Т.М., Топилин А.В., Лебедева Н.М., Зайнчковская Ж.А., Арутюнян Ю.В. Левада Ю.А. По величине миграционного прироста в 1990-х гг. Россия уступала только США и Германии. Следует отметить, что последнее десятилетие XX века явилось периодом усиления миграционного притока во всех принимающих странах мира. Причем в большинстве из них его пик пришелся на первую половину 1990-х гг. и во многом был связан с крушением социалистического блока в странах Восточной Европы и СССР.

Основными источниками иммиграционного потока в Россию являются страны СНГ и Балтии, из которых, по данным Федеральной Миграционной Службы Министерства внутренних дел России (ФМС МВД России), о числе лиц, получивших разрешение на въезд и выезд на постоянное место жительство, за последние десять лет, начиная с 1996 года, прибыло порядка 7 миллионов долгосрочных мигрантов и переселенцев. В то же время в обратном направлении выбыло порядка 2,2 миллиона человек. К настоящему времени ежегодное число долгосрочных иммигрантов, а также миграционный оборот в целом со странами СНГ заметно сократились. Миграционный прирост России за счет бывших советских республик уменьшился в 2006 году до 123 тысяч человек, а с учетом оттока населения в дальнее зарубежье общий миграционный прирост составил порядка 70

тысяч человек. Стихийные перемещения людей и огромное число иммигрантов вносит кардинальные изменения в существующие межэтнические отношения, при этом формирование межэтнических взаимоотношений происходит в неблагоприятной миграционной обстановке.

В то же время результаты переписи 2002 года позволяют предположить, что число иммигрантов в России было больше того, которое зафиксировано текущей статистикой. В 1990-х гг. Россия теряла население в результате миграционного обмена со странами дальнего зарубежья, а также с Белоруссией и Украиной. Главными источниками долгосрочных иммигрантов в 1990-х гг. были страны Средней’ Азии, Казахстана и Закавказья. По данным Тишковой А.В., вследствие этнических изменений последних лет, происходит падение способности к ассимиляции, интеграции’ и натурализации, а также изменения общего уровня этнической идентичности. И как следствие — уменьшение сплоченности общества в целом.

Одним из последствий миграционных и этнических изменений является появление целого ряда стереотипов и установок. В проведенном автором мониторенге СМИ, выявлено огромное число отрицательных этнических стереотипов и установок уже сформировавшихся в> обществе. Причем, большинство из этих стереотипов носит негативных характер, к примеру стереотип «выходца с Кавказа» или стереотип «гастарбайтера». При этом данные стереотипы распространяются на совершенно разные этнические группы мигрантов, без выраженной корреляции со страной-пребывания мигрантов. В числе причин вызывающих появлений такого рода конструктов, кроме миграции в целом, можно выделить, увеличившийся поток экономических мигрантов, чеченские события, выросший уровень терроризма в мире. Данные устойчивые конструкты оказывают весьма негативное влияния на общество. В результате, в сознании индивида формируется негативная установка на межэтнические взаимоотношения в

целом. Многие исследователи регистрируют появление ксенофобии и кавказофобии. (Торочешникова М, Левченко А.) [56, 12]

Результатом проявления вышеназванных общественных явлений выступает стремительная актуализация проблематики межэтнического взаимодействия, сосуществования в одном социально-территориальном пространстве этнических групп, объективно различимых между собой, специфических культурно-языковых и социально-психологических общностей людей. Учитывая полиэтнический характер всех нынешних государств — наций, вполне логично признать повсеместную необходимость консенсусных взаимоотношений различных этногрупп в рамках единого социума, равного уважения и принятия их культурного своеобразия, паритетной реализации прав и законных интересов. Вместе с тем, реальный опыт межэтнического общения в современном мире преимущественно не дает оснований для оптимизма. Проявления этноцентризма и ксенофобии, дискриминации по этническому признаку, межэтнической напряженности и открытых конфликтов, к сожалению, остаются «знаковым» атрибутом сегодняшней действительности.

На проблему миграции и межэтнических взаимоотношений в России обращал внимание уже экс-президент России Путин В.В. в своем послании Федеральному собранию Российской Федерации 2006 года. «Проблемы экономического и социального развития страны тесно связаны с простым вопросом: для кого мы всё это делаем? Вы знаете, что в среднем число жителей нашей страны становится меньше ежегодно на 700 тысяч человек. Мы неоднократно поднимали эту тему, но по большому счету — мало что сделали. Для решения этой проблемы необходимо следующее. Первое -снижение смертности. Второе — эффективная миграционная политика. И третье — повышение рождаемости». Комментируя слова экс-президента, можно утверждать следующее, что одним из важнейших компонентов эффективной миграционной политики России является социальная политика

и готовность самого общества к положительным межэтническим взаимоотношениям.

Проблема диссертационного исследования

Проблема миграции тесно связана с социально психологической адаптацией двух (и более) больших социальных групп выделяемых по этническому признаку (этногрупп).Россия на протяжении всей истории была и остается многонациональной, полиэтнической страной. Проблема миграции не связана исключительно с численными изменениями состава общества. Мигранты и коренное население, объединенные на общей территории России, становятся частями одного общества проживающего на общей территории. И проблемы связанные с взаимодействиями этих обществ, или больших социальных групп, выходят на первый план в научных исследованиях последних лет (Солдатова, Зайнчковская).

Проблемы взаимодействия можно разделит на две группы: проблемы, касающиеся непосредственных взаимоотношений между мигрантами, как представителями иной этнической группы отличной от группы титульного населения, и титульным населением, то есть между представителями разных этнических групп; и проблемы, связанные с изменениями, которые претерпевают сами социальные группы в процессе социального взаимодействия.

К проблемам во взаимодействии можно отнести такое явление, как этнофобия. Проблеме этнофобии сейчас посвящено множество научных и публицистических работ целого ряда авторов. (Солдатова Г.У., Налчаджан А.А., Лебедева, Левада Н.В. и т. д.).

К проблемам изменения этнических групп можно отнести изменение идентичности, в данном случае сплоченности российского общества. Проблема идентичности остро встала после распада СССР, когда страна, считавшаяся единой, разделилась на ряд стран. Изменение идентичности Российского общества отмечено целым рядом исследователей. При этом административном делении Советского Союза произошел перелом в

сознании и осознании собственной идентичности огромного числа граждан, как России, так и стран ближнего зарубежья. Такой факт выявлен в результате исследований Левада Н.В., Солдатовой, Климовой С.Г.[96,73,58,59]

Также, вследствие распада Советского Союза, в обществе произошло

и изменение в восприятии гражданами одной страны граждан другой

страны. Такое утверждение нашло подтверждение в работах Пригожина

Н.В., Петрова Л.Ю., Нестерова Н.А., Коваленко К.А. Для диссертационного

исследования данное утверждение имеет смысл с той точки зрения, что на

почве изменения идентичности произошло разобщение общества, и

выделение в нем отдельных разобщенных групп. При этом начался рост

межэтнической напряженности. Как уже отмечалось, Россия

многонациональная, полиэтническая страна, следовательно, в ней

представлены самые различные этнические группы, имеющие свои

визуальные и культурные отличия. Но вследствие распада СССР и

выросшего миграционного оборота отношение к определенным этническим

группам в России стало существенно изменятся, в сторону негативного. В

исследованиях Левады-центра, посвященных межэтническим

взаимоотношениям, отмечено изменение отношения, например, к жителям Ингушетии, Дагестана и Чечни. Здесь стоит уточнить, что еще немаловажным фактором, повлиявшим на межэтническую напряженность, стали чеченские события. За время антитеррористической операции в Чечне в обществе устойчиво закрепился отрицательный стереотип «кавказец» и как следствие, появление кавказофобии, который впоследствии распространился как на выходцев с территории Чечни, так и на всех тех, кто визуально подходит под образ «кавказца». Также увеличение миграционного притока лиц из стран бывшего Советского Союза усилило действия данного стереотипа. О феномене кавказофобии и мигрантофобии более подробно изложено в работах Платонова Ю.П., Данзаевой Э.У. [87,112]

В диссертационном исследовании рассматриваются две основные проблемы

Основная теоретическая проблема заключается в отсутствии четкой операционализации понятия «этнофобия». И, как следствие данного утверждения:

недостаточность понятийного аппарата данной проблемы;

отсутствия методик ее измерения и диагностировании;

недостаточность изученности методов управления этнофобией.

В социальной практике воздействие на этнофобию, в следствии отсутствия соответствующих методик, осуществляется косвенно, как правило затрагивают только одну строну воздействия. К такого рода методикам воздействия относятся: повышение информативности общества, проведение различных межкультурных диалогов или повышение уровня толерантности общества. В качестве основных способов воздействия выбираются СМИ или различные социальные программы. Конечно, все эти методы весьма действенно воздействуют на общество, и являются эффективными механизмами его изменения. Но как уже отмечено, без отсутствия четкого понимании специфики проблемы, методика, выбранная для ее оперирования, лишена какой-либо эффективности.

Основной практической проблемой диссертационного исследования следует считать необходимость создания методов воздействия на уровень этнофобии у индивида. Отсутствие такого рода методов, а также отсутствие их четкой направленности воздействия именно на этнофобию может грозить еще более серьезными социальными проблемами и последствиями в будущем.

Выявление социально-психологических характеристик этнофобии позволит в дальнейшем разработать на их основе практические методики для управления уровнем этнофобии у индивида.

Состояние научной разработанности проблемы

Разработкой’ проблем межэтнического взаимодействия занимаются’ представители различных наук — философы, социологи, психологи, экономисты, этнографы, демографы, экологи, политологи, правоведы, что вполне оправдано комплексным характером проблемы. Вопросы миграции и, межэтнических взаимодействий! на территорию СССР, а затем — России, стали освещаться в научной литературе с конца 80-х — начала 90-х годов как феномен, связанный с бегством людей из зон межнациональных конфликтов и, в последствии, перемещения людей в следствии распада Советского Союза-. При этом, как правило, наблюдался облегченный подход к установлению причин и социальных последствий миграции.

Непосредственно явление этнофобии’ рассмотрено в работах Налчаджана А.А., Мукомеля; Тишкова В.А. [76,77,78,107] В названных работах этнофобия рассматривается, как некоторый заданный конструкт, и оперирование с ним происходит из определенной специфической установки.

В’отечественной науке’можно выделить следующих исследователей,

обращавших внимание на> явление этнофобии: Г.У. Солдатова,

А А. Налчаджан, Н.В. Левада, Л.В.Куликов, В.Н.Куницына, Н.М.Лебедева,

И.М.Никольская, Н.Н.Обозов, В.Н.Панферов, Б.Д.Парыгин, Л.А.Петровская,

Ю.П.Платонов, Л.Г.Почебут, А.Л.Свенцицкий, В.Е.Семенов,

Е.В.Сидоренко, З.В.Сикевич, М.Л. Торочешникова, АА. Левченко и т. д. Среди зарубежных исследователей следует выделить: Д. Хоровитц, Д. Кинг, Дж. В. Тетллтон, Дж. Хёрт, М. Галахер, М.Д. Эшльман, X. Клингемен.

Актуальность изучения межэтнических проблем 21 века отмечают многие ученые, среди которых: В.И Мукомель, Л.М Дробижева, Т.М. Регент, А.В. Топилин, Н.М. Лебедева, Ж.А.Зайнчковская, Ю.В.Арутюнян, Ю.А. Левада, М.Л. Торочешникова, А.А. Левченко.

Изучение этнофобгаг тесно связанно с изучением таких явлений как ксенофобия, национализм, национальная или этническая нетерпимость. В отечественной науке можно выделить следующих исследователей: Г.У.

Солдатова, А.А. Налчаджан, Л.А.Петровская, Ю.П.Платонов, Л.Г.Почебут, А.Л.Свенцицкий, В.Е.Семенов.

В трудах зарубежных исследователей понятие «этнофобия» часто заменяется понятием «либеральный фашизм», например в трудах Дж. Хёрт, Дж. Собран, Р. Джастроу.

Особое внимание при рассмотрении этнофобии уделяется понятиям межкультурной адаптации, идентичности толерантности и культурного шока (Дж.Берри, М.Плизент, Г.Тэджфел, К.Оберг, Ю.Мартин, В.Хармз, Т.Накаяма, Д.Мацумото, Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова, Т.Г.Стефаненко, С.Д.Гуриева, О.С.Михалюк, Л.Г.Почебут, Н.С.Хрусталева, и другие).

Понятие этнофобии тесно соотносится с исследованиями фобий, установок, конфликтов, фрустрации. Можно выделить ряд исследователей данной проблематики: З.Фрейд, Р.Лазарус, С.Фолькман, К.Хорни, Э.Эриксон, Л.Фестингер, Ф.Хайдер, С.Московичи и другие.

Таким образом, исходя из актуальности исследуемого явления, были сформулированы предмет, объект, цели и задачи исследования.

Объект исследования — этнофобия.

Предмет исследования — социально-психологические характеристики этнофобии.

Цель исследования — выявить социально-психологические

Рассмотреть теоретические представления об этнофобии и связь этнофобии со схожими понятиями; на основе теоретического анализа зарубежных и отечественных подходов к пониманию фобий и межэтнических отношений выработать социально-психологическое определение этнофобии;

В процессе эмпирического исследования выявить социально-психологическую структуру этнофобии.

Исследовать связь и зависимость между этнической

идентичностью и уровнем этнофобии; предложить способы снижения уровня этнофобии.

В качестве гипотез исследования выдвинуты предположения о том, что:

1. Сформированность положительной этнической идентичности

влияет на уровень этнофобии индивида. Индивид с положительной

этнической идентичностью менее подвержен возникновению фобических

2. Этнофобия и этническая идентификация выступают как элементы

стратегии социально-психологической адаптации между этническими

группами и их членами.

В качестве методов эмпирического исследования применялись: метод опроса (анкетирование, фокус-группа, глубинное интервью), метод контент-анализа.

В исследовании был использован комплекс методов, адекватных предмету и задачам исследования:

Теоретические: качественный анализ и синтез литературных источников, посвященных изучению явления этнофобии и идентичности в общества.

Эмпирические: контент-анализ, фокус-групповое исследование, анкетирование;

Обработка данных: » методы математической статистики (программы SPSS, EXSEL), а также методы графического отображения результатов диссертационного исследования (программы EXSEL, WORD).

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

уточнено определение этнофобии исходя из специфики социально-психологического подхода;

выявлена социально-психологическая структура и индикаторы этнофобии;

— установлена связь этнофобии с родственными понятиями, и определена специфика этнофобии в межэтническом взаимодействии людей. Положения, выносимые на защиту

Социально-психологическое понятие этнофобии определяется как негативная иррациональная оценочная реакция индивида в отношении иных этнических групп, их представителей и ситуаций непосредственного и опосредованного межэтнического взаимодействия. Данная реакция выражается в неадекватных, иррациональных и негативных оценках и поведении индивида. Эта оценочная реакция распространяется как на поведение отдельного индивида, так и на группу.

Этнофобия представляет собой социальную установку с редуцированной когнитивной составляющей. Этнофобия индивида может проявляться в различных формах и с различной силой, при этом актуализация этнофобии и переход ее к более радикальным проявлениям происходит под действием внешних факторов.

Ключевым фактором изменения уровня этнофобии индивида является сформированность положительной этнической идентичности.

Этнофобия и этническая идентификация выступают как элементы стратегии социально-психологической адаптации между этническими группами или отдельными представителями этнических групп.

Практическая значимость результатов исследования

Исследование зависимости уровня этнофобии от сформированности положительной этнической идентичности дает возможность использовать механизмы регулирования этнической идентичности (наравне с другими факторами — культура человека, уровень его образованности и информированности, толерантности, тревожности и др.) для снижения уровня этнофобии. Результаты исследования могут быть использованы в

социальной практике при подготовке различного рода социальных программ направленных на управление межэтническими процессами.

Теоретические представления о сущности этнофобии могут быть включены в различного рода пособия и учебные издания, посвященные изучению этнических вопросов.

Методика и эмпирическая база исследования

В качестве методов эмпирического исследования применялись: метод опроса (анкетирование, фокус-группа, глубинное интервью), метод контент-анализа.

В качестве базы для эмпирического исследования выбраны студенты Государственного университета управления, с первого по пятый курсы, дневного отделения. Такая выборка обусловлена тем, что на этот возраст приходится активный период социализации личности, и устанавливаются нормы и правила группового поведения. Этот возрастной период характеризуется наступлением полной гражданской ответственности. Причем, этот процесс идет в динамично изменяющемся обществе России. Изменения в экономической, социальных, культурных и этнических областях, накладываются на свойственные юношеству максимализм и скептицизм в отношении мира взрослых, стремление вырваться, тенденция к объединению в замкнутые группы. Молодежь — «благодарная» аудитория для любой пропаганды. Данная возрастная группа лишена предрассудков и пережитков предыдущего коммунистического строя, она перенимает и формирует собственные установки исходя из окружающей реальности. Выбранная группа — студенты, относится к условно называемым благополучным группам. Это люди, получающие высшее образование, в большинстве, из «благополучных семей». Изучение студентов с первого по пятый курсов позволит увидеть динамику показателей в процессе становления идентичностей и этнических взглядов. Общее число исследуемыхреспондентов.

Достоверность данных и обоснованность выводов, сделанных по результатам эмпирических исследований, обеспечена проработанностью теоретических и методологических основ исследования, применением апробированного методического инструментария, объемом выборки, применением методов статистической обработки данных, обоснованностью качественных методов исследования и интерпретации его результатов.

Результаты диссертационного исследования представлены на научных конференциях «Актуальные проблемы управления» 2006, «Советский период развития социологии и современность» 2006, «Международный форум будущих лидеров» 2006, «Актуальные проблемы управления» 2007.

Материалы диссертационного исследования докладывались в ходе семинарских занятий на кафедре «Управление миграционными процессами». Материалы и результаты диссертационного исследования были изложены в 6 публикациях общим объемом 2.1 печатных листа.

Структура диссертационной работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, перечня используемой литературы и 8 приложений. Текст диссертации изложен на 125 страницах, 18 таблицах и 19 рисунках

Фобические проявления в межэтнических взаимоотношениях

Каждый день человек вступает в различного рода социальные взаимодействия, к их числу относятся межэтнические.

Проблема изучения межэтнических взаимодействий широко представлена в отечественной и зарубежной науке. Актуальность изучения межэтнических проблем 21 века отмечают многие ученые, среди которых: В.И Мукомель, Л.М Дробижева, Т.М. Регент, А.В. Топилин, Н.М. Лебедева, Ж.А.Зайнчковская, Ю.В.Арутюнян, Ю.А. Левада, М.Л. Торочешникова, А.А. Левченко.

Межкультурные взаимодействия (или отношения) можно рассматривать в аспектах:

1. в широком понимании — взаимодействие народов (этнических общностей, «лингвокультурных сообществ») в различных сферах социальной действительности (экономике, политике, культуре и др.);

2. в узком понимании — межличностные отношения (коммуникации) людей различной этнической принадлежности, также реализующиеся в вариативных сферах общения (трудового, семейно- бытового, соседского, дружеского и др.) (Южанин). [123]

Подобная качественная многоплановость процессов межэтнического взаимодействия также предполагает поливариантность их актуализации и проявления, от консенсусного сосуществования, взаимоуважения, тесной кооперации представителей различных этнических групп до их полного отчуждения, взаимной напряженности и конфликтогенной активности.

И только в последнее время внимание исследователей обратилось к изучению межэтнических взаимодействий стрессового характера. К такого роду взаимодействиям относятся социальные фобии, предрассудки, конфликты, войны, напряженности и т. д. В отечественной науке можно выделить следующих исследователей, обращавших внимание на явление этнофобии: Г.У. Солдатова, А.А. Налчаджан, Н.В. Левада, Л.В. Куликов, В.Н. Куницына, Н.М. Лебедева, И.М. Никольская, Н.Н.Обозов, В.Н. Панферов, Б.Д. Парыгин, Л.А. Петровская, Ю.П. Платонов, Л.Г. Почебут, А.Л. Свенцицкий, В.Е. Семенов, Е.В. Сидоренко, З.В. Сикевич, М.Л. Торочешникова, А.А. Левченко и др. Среди зарубежных исследователей следует выделить: Д. Хоровитц, Д. Кинг, Дж. В. Тетллтон, Дж. Хёрт, М. Галахер, М.Д. Эшльман, X. Клингемен.

В современном мире проблема межэтнических взаимодействий тесно связана с миграционными процессами. Миграционные процессы вносят изменения в распределение этнических групп внутри стран и во всем мире. Также они оказывают влияние на политические и экономические общественные взаимоотношения в странах и отношения между странами. В России стрессовые межэтнические взаимодействия получили широкое распространение после распада СССР. До 1992 года межэтническая напряженность была практически незнакома России. [43]

В первую следует обратить внимание очередь на межэтнические конфликты. В отечественной науке можно выделить следующих исследователей данный проблем: Г.У. Солдатова, А.А. Налчаджан, Л.А. Петровская, Ю.П. Платонов, Л.Г. Почебут, А.Л. Свенцицкий, В.Е. Семенов.

Этнический конфликт — особый тип конфликта, возникающий между двумя и более этническими группами (общностями). Подобного рода конфликты обычно возникают тогда, когда эти группы соперничают ради каких-то ценностей: за территорию, богатство, власть, влияние и престиж, высокие социальные статусы. Этнические конфликты отличаются особой ожесточенностью, что обусловлено целым рядом причин, среди которых ведущее место занимает вера в то, что этнические черты являются прирожденными и между членами этноса существуют родственные связи.

Конфликт между двумя этносами может проявляться на различных уровнях знания: а) на уровне двух личностей, представляющих эти этносы; б) на уровне двух групп; в) на этнических сообществ.

Этнические конфликты современности, как правило, происходят на всех уровнях. [8, 93]

Этнический конфликт может происходить не только на этническом уровне, но и на уровне религии или национальностей. В этом случае говорится, что конфликт стал двух и более мерным. Стоит заметить, что, как правило, этнические конфликты оказываются «перемешаны» и с другими типами конфликтов. И весьма редко можно выделить только чисто этнический конфликт. [54]

Проблема определения понятия этнофобия

В научной мысли сложилось неоднозначное представление об этнофобии и этнических фобиях. В большей части термины, относящиеся к проблемным межэтническим проявлениям, часто носят исключительно описательный характер не раскрывая сути проблемы. Этнофобия трактуется как некая данность, устойчивый конструкт без описания ее содержания и понимания глубинного смысла. Исходя из анализа различных источников, определение этнофобии можно трактовать как «наличие проблемы в межэтнической сфере». Пример такого чрезмерно обобщенного определения, содержит этнологический словарь: «Этнофобия — психология, идеология, политика и социальная практика, связанная с признанием исключительности своей этнической общности и враждебностью к другим национальностям». Данное определение больше подходит к определению «национализма» и носит чрезмерно расплывчатый характер, далекий от понимания фобической составляющей этнофобии.

Подобная терминологическая неопределенность приводит к неопределенности путей ее решения. Если рассматривать различные источники, то этнофобия в них может представать и как «причина», и как «следствие», и как «процесс».

Рассмотрим основные понятия, которые относятся к пониманию смысла этнофобии и часто ошибочно считаются идентичными этнофобии.

Ксенофобия (от греч.ксенос — чужой, фобос — страх) — навязчивый страх перед другими людьми, а также ненависть, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному. [37] Восприятие чужого как непонятного, непостижимого, а поэтому опасного и враждебного, воздвигнутое в ранг мировоззрения, может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления. Само понятие «ксенофобия» не является новым. В психологии изучение ксенофобии берет начало из детской психологии. Ксенофобия трактуется как страх перед другими людьми вообще. Она появляется как результат эволюционного процесса у животных и, впоследствии, человека. Ксенофобия своего рода защитный механизм. Шести-восьми месячные дети испытывают страх перед другими людьми, закрывают голову руками и плачут. Причем такое поведение не зависит от предыдущего опыта. Такое утверждение позволяет говорить, что каков бы не был высок потенциал человека в моральном и социальном развитии, но в первоисточнике лежат все равно животные инстинкты. Если взять, к примеру, взрослых животных, то все они, в той или иной мере охраняют свою территорию от чужаков. Однако в обществе ксенофобия, оказывается губительным и разрушающим общество явлением.

Следуя данному представлению «ксенофобии», «этнофобия» оказывается «результатом сужения объекта» с чужих вообще, до чужих групп выделяемых по этническому признаку. [52] В социальной практике такое сужение может оказаться не всегда возможным. Поскольку в данном случае речь идет о «своих» («ин-группах») и «чужих» («аут-группах»), то не всегда возможно выделить на каком именно признаке базируется построение аут-группового взаимодействия. Как привило, происходит комплексное взаимодействие, и уже в нем можно выделить признаки частных отличительных признаков, к которым относится этнический. Конечно, нельзя отрицать, что этнический признак может оказаться решающим для отделения аут-группы. В данном случае, будет произведено некоторого рода обобщение этнофобии и ксенофобии, поскольку в их основе лежит фобическая реакция. И самым главным в данном случае окажется этническая составляющая, насколько важна для индивида и насколько сильно он ей уделяет внимание. То есть этнофобия будет отличаться от ксенофобии доминированием, преобладанием этнического фактора из всех остальных.

Ксенофобию часто отождествляют с национализмом, шовинизмом и национальной нетерпимостью, однако между этими понятиями есть

существенное отличие. Суть национализма составляет проповедь собственной национальной выделенное и исключительности, с необходимостью дополняемая недоверием к чужим этническим общностям и (в крайних случаях) — отказом им в праве на существование. Приверженцы националистических взглядов не обязательно испытывают негативные чувства к другим нациям, этносам или религиям, для них первичным мотивом является превосходство собственного этноса над остальными. С другой стороны, ксенофобски настроенные люди могут называть свои воззрения «национализмом» с целью придания им большей привлекательности. В настоящее время (и не только в настоящее), происходит некий терминологический коллапс, когда многие термины относящиеся, к примеру, к межэтническим проблемным взаимоотношениям, «смешиваются» и «подмениваются» для предания описываемому событию драматизма.

Шовинизм — наиболее одиозная форма национализма, провозглашение национальной исключительности, противопоставление интересов одного этноса (или суперэтноса) интересам всех других этносов, распространение идей национального превосходства, национальной вражды и ненависти.

Национальная или этническая нетерпимость представляет собой более общую, по отношению вышесказанным, форму межэтнических стрессовых взаимодействий. То есть, нетерпимость можно трактовать как общее неприятие одной нации (этноса) другой.

Национализм и шовинизм могут являться проявлением этнофобии. Здесь происходит функционирование врожденных механизмов защиты. Одной из форм защиты является агрессия, то есть у индивида возникает защитная реакция на некоторый страх, если этот страх еще и подкреплен общественно и у индивида существует достаточный потенциал решения собственного страха через активные действия, то возможно, что реакция страха перерастет в социальное действие.

Методы исследования этнофобии

Разработка методики определения этнофобии

Как уже было сказано в Главе 1, что на данный момент не существует методик, диагностирующих непосредственно феномен этнофобии. Автором на анализе теоретических и практических представлений об этнофобии была разработан собственный спосб, основанный на методе неоконченных предложений (суждений) определения этнофобии исходя из определения выработанного автором в Главе 1.

В подготовительном этапе диссертационного исследования — мониторинге СМИ, было установлено, что в обществе присутствует большое количество негативных этнических установок и стереотипов. В следствии, автором была разработана модель позволяющая описать феномен этнофобии, через выработанное в Главе 1 определение. Данная модель представляет собой пространство из двух шкал: шкала эмоциональной направленности шкала «рациональности — иррациональности» сознания индивида Совокупность негативного и иррационального отношения к чему-либо трактуются как тревожность. Такая операционализация проводится с целью изучения этнофобии через уровень тревожности. В тоже время тревожность является самостоятельной единицей оценки. Мы предполагаем что наличие у индивида и сильной тревожности в этнических вопросах будет свидетельствовать о наличии у него фобической установки на межэтнические взаимодействия. Попадания ответа в одну из четвертей дает уровень этнической тревожности и следовательно силу проявления у него фобической этнической установки..

«Этнофилия» — положительный иррациональный тип. Он характерен для респондентов, чей уровень тревожности низок, и можно охарактеризовать как «оптимизм» в отношениях. Такой уровень тревожности оказывается зависимым от эмоционального фона.

«Этническая дружба»- положительный рациональный тип. Это соотношение характерно для людей, чье рациональное начало сильно, их уровень осознанности ситуации дает им возможность адекватно реагировать на действительность. В отсутствии ситуаций реальной этнической напряженности, скорее, будет положительное или нейтральное отношение к представителям этнических групп.

«Этническая вражда» — рациональный негативный тип. Такой тип тревожности может быть продуцирован в двух случаях взаимодействия. Во-первых, когда существует реальная вражда между представителями разных этнических групп. Во-вторых, когда такое отношение оказывается оправданным рядом социальных факторов, называемых «бытовым шовинизмом»

«Этнофобия» — иррациональный негативный тип. Этот тип свидетельствует о сформированности у индивида тревожности и страха в отношении чужой этнической группы. Такой уровень может быть характерен для людей, чье мышление оказывается полностью на эмоциональной основе или аффективно. Такое оказывается крайне вероятным в ряде случаев. Когда человек чувствует свою социальную или экономическую неустроенность в отношении другой группы, его этническая идентификация оказывается размытой и не дает ощущения защищенности.

Далее перейдем к рассмотрению непосредственно индикаторов этнофобии. По нашему мнению индикаторами этнофобии могут служить индикаторы тревожности и фобии в клиническом понимании. Для доказательства данного утверждения нами проводится пилотажное исследование.

Как уже было сказано в Главе 1, под фобией понимается иррациональная отрицательная установка. При этом, если говорить о страхе то страх можно интерпретировать как уже сформировавшуюся и оформившуюся тревожность. Следовательно, если у человека в его поведении присутствует страх, значит в его поведении присутствует и тревожность (Хорни)[50]

Главное в этом утверждении, то что если у человека присутствует тревожность «как таковая» в его восприятии или поведении в отношении какого-либо объекта, то значит он «готов боятся» или предпринимать какие-либо иррациональные оборонительные, избегательные или иные действия на почве тревожности. Мы предполагаем, что индикаторами этнофобии могут служить некоторые из индикаторов клинических фобий. За основу взят следующий набор индикаторов.

Этнофобия и этническая идентичность, как социально-психологические элементы в процессе межэтнического взаимодействия

Как показываю исследования Солдатовой Г.У., Паина Э., Смирнягина Л.А. Налчаджан А.А., уровень идентичности российского общества сейчас претерпевает серьезные изменения. Последние 15 лет мы являемся свидетелями коренной трансформации общественного пространства России, территориальной и этнической структуры российского общества. Одно из главных изменений — неуклонный и быстрый рост регионального самосознания, местной идентичности. С началом перестройки региональная идентичность заняла место в ряду самых важных для человека видов идентичности. По всей вероятности, это было вызвано, прежде всего, с тем, что внезапно обесценились многие иные типы идентичности — политическая, профессиональная и даже этническая.

Результаты, исследования этнической идентичности, показывают, что во всей выборке первое место принадлежит этнонигилизму (22,2%), второе — этнической индифирентности (16,1%), и третье место — национальному фанатизму. Позитивная этническая идентичность занимает последнее — 6 место (8,5%).

При этом, тенденции трансформации этнической идентичности в четырех различных группах респондентов можно представить в виде следующего сопоставления результатов.

Наибольший балл во всей выборке получает этнонигилистическая идентичность, в данном случае такое распределение нельзя считать нормой. В «здоровом» обществе за норму обычно берется положительная этническая идентичность, которая характерна для большинства людей и представляет собой соотношение позитивного образа собственной этнической группы с позитивным ценностным отношением к другим этническим группам. В данном исследовании «норма» представляет собой ее искаженное понятие и носит негативный характер. По данным нашего исследования, 75% респондентов на первом курсе, 8% респондентов на втором курсе, 73% респондентов на третьем курсе, 18% респондентов на четвертом курсе, и 12% респондентов на пятом курсе, максимально высоко оценивают любовь к своему народу, проявляют чувство собственного достоинства, патриотизм, гордость за достижения своего народа. Это, в свою очередь, предполагает большой интерес и уважительное отношение к другим национальностям, готовность идти навстречу представителям другой этнической группы и иметь с ними дело. При этом 15% респондентов первого курса, 86% — второго, 14% — третьего, 65% -четвертого и 55% — пятого курсов, крайне низко оценивают уважение к собственному народу, чувство гордости и уважения. Такой тип идентичности характеризует низкая толерантность и боязнь межэтнических контактов. Однако, при этом «через стремление к позитивной этнической идентичности индивид не только повышает свою самооценку, но и стремится повысить престиж и статус своей группы».

С полученными результатами согласуется и степень выраженности этнической индифирентности (гипоидентичность), которая стоит на втором месте по значимости у всех четырех групп. 36% на 1-ом, 28% на 2-ом курсах, 20% на 3-ем курсе, 18% на четвертом и 12% на пятом, довольно часто чувствуют превосходство людей другой национальности, стыдятся своей этнической принадлежности, испытывают трудности в общении с представителями своего этноса. Довольно высокий процент по этнонигилизму на третьем курсе в сочетании с высокими показателями по позитивной этнической идентичности, этноэгоизму и этнической индифферентности. Заметим, что это предположение требует более тщательной проверки в дальнейшем.

Однако, «позитивность отношений к собственному и другим народам, сочетающаяся в «норме», вовсе не предполагает эмоциональной однозначности этих отношений». По результатам анализа наших данных можно сделать заключение, что рост позитивной этнической идентичности, как наиболее приемлемой позиции в межэтническом взаимодействии, сочетается с гипоидентичностыо. Особенно это выражено у респондентов 2-го и 5-го курсов. Здесь средний балл по методике возрастает от этноэгоизма к этноизоляционизму и национальному фанатизму, где последний получает максимальные показатели по сравнению с 1-ым и 3-им курсами. При этом тенденции к гиперидентичности у 5-го курса несколько выше, чем у 1-го. Высокие оценки по такой форме трансформации этнической идентичности, как этноизоляционизм, дают 33% респондентов 3-го курса и 19,8% — 4-го курсов, соответственно, и только 6,6% — 2-го курса. Все это свидетельствует о том, что для 2-го курса группы в большей степени, характерно стремление к этническому доминированию.

Крайней формой гиперидентичности, наиболее выраженной у респондентов 2-го курса, является национальный фанатизм. В сочетании с этноизоляционизмом это может свидетельствовать о готовности «идти на любые действия во имя так или иначе понятых этнических интересов», при этом хороши любые действия, вплоть до чисток и ограничения гражданских прав не титульных народов. Максимальные показатели по данной характеристике этнического самосознания дали 66% респондентов этой группы, в сравнении с респондентами 4-го курса, для которых эта форма взаимодействия наиболее приемлема в 39,6 % случаев. На 1-ом курсе никто не дал максимальные оценки или оценки выше среднего по данной форме трансформации этнической идентичности.

Для респондентов 1-го курса в отличие от 2-го, при всех прочих показателях, менее характерна акцентированность на этничности. У этой группы респондентов наблюдается формирование этнического самосознания по типу этнической индифферентности, которая получила наибольший процент предпочтений (93,3%) именно в этой группе, по сравнению со 2-ым и 3-им курсами, где этот показатель достигает 33% и 46,2% соответственно, соответственно (различия статистически достоверны).

Источник: http://www.dslib.net/soc-psixologia/socialno-psihologicheskie-harakteristiki-jetnofobii.html

×