Skip to content

Эфферентная апраксия

Эфферентная апраксия

АПРАКСИЯ (греческий apraxia бездействие) — нарушение сложных форм произвольного (и прежде всего целенаправленного) действия при сохранности элементарной силы, точности и координированности движений, возникающее при очаговых поражениях коры больших полушарий головного мозга.

Оглавление:

Явления апраксии были впервые описаны Липманном (H. Lipmann, 1900), который определил апраксию как неспособность осуществить целесообразное движение при отсутствии парезов, атаксии или нарушения мышечного тонуса. Липманн связывал апраксию с поражением теменной и нижнетеменной области коры головного мозга (рис. 1) и различал моторную (акрокинетическую) апраксию, при которой больной четко представляет движения, которые он должен выполнить, но не находит двигательных путей для его выполнения; идеаторную апраксию, при которой больной не представляет себе, какое движение он должен выполнить, и идеокинетическую апраксию, занимающую промежуточное место. Особой формой апраксии, описанной Липманном (1905), является апраксия левой руки, возникающая вследствие нарушений проводящих путей мозолистого тела, в результате чего нервный импульс, формулирующий задачу движения, не доходит до нижнетеменных отделов правого полушария. Это приводит к затруднению выполнения нужного движения левой рукой при сохранении возможности выполнять движения правой рукой.

Дальнейшее развитие учения об апраксии было связано с работами Зиттига (О. Sittig, 1931), Клейста (K. Kleist, 1934) и Денни-Брауна (D. Denny-Brown, 1952, 1958). Наиболее существенные успехи в учении об апраксии были достигнуты советскими неврологами, которые попытались подойти к явлениям апроксии с точки зрения общих механизмов двигательного акта, подробно изученных Н. А. Бернштейном (1947), и общепсихологического учения о структуре человеческой деятельности (Л. С. Выготский, 1956, 1960; А. Н. Леонтьев, 1957, и др.).

По современным представлениям апраксия резко отличается от таких форм нарушения движений, как парезы, атаксии, дистонии, и возникает в тех случаях, когда бывает нарушен один из компонентов, необходимых для осуществления сложного произвольного движения. Соответственно локализации поражения в коре головного мозга могут нарушаться различные механизмы, лежащие в основе сложного произвольного движения, и апраксия может принимать неодинаковые формы.

Афферентная (кинестетическая) апраксия проявляется нарушением кинестетических основ движения, то есть нарушением ощущений положения или направления движения той или иной части тела, особенно рук, без которых четкая адресация двигательных импульсов теряет свою определенность, и движение становится неуправляемым. Эта форма апраксии, близкая к акрокинетической и идеокинетической апраксии Липманна, выражается в невозможности найти нужное движение на основе кинестетических ощущений, и произвести это движение больной может только под постоянным зрительным контролем. При афферентной апраксии отмечается поражение постцентральных отделов коры доминантного полушария (левого у правшей).

Оральная апраксия представляет особый вид апраксии речевого аппарата, при которой развиваются затруднения моторной речи, принимающие формы афферентной (кинестетической) моторной афазии (см.). Больной не может найти позиций речевого аппарата, нужных для произнесения соответствующих звуков — артикулем, и формируется синдром, в который входит смешение близких по артикуляции звуков в экспрессивной речи, своеобразные нарушения письма и т. п. Поражение при оральной апраксии локализуется в нижних участках постцентральных (кинестетических) отделов коры доминантного полушария (левого у правшей).

Пространственная апраксия проявляется нарушением ориентировки больного в пространственных направлениях, прежде всего в направлении правое — левое. Больной не может нарисовать изображение, ориентированное в пространстве, не может попасть в нужную точку пространства, а также построить фигуру из спичек или сконструировать какую-нибудь пространственную схему (конструктивная апраксия). При письме больной делает пространственные ошибки, будучи не в состоянии правильно соотнести части сложно построенных букв и проявляя признаки зеркального письма, и вся система движений нарушается по выраженному пространственному типу (рис. 2). Описанные нарушения возникают при поражениях теменно-затылочных отделов коры больших полушарий.

Кинетическая, или эфферентная, апраксия выражается в том, что нахождение нужных движений и их пространственная организация остаются сохранными, но плавный переход от одною звена сложного движения к следующему оказывается недоступным. Двигательные навыки распадаются, для каждого элемента сложного двигательного навыка требуется специальный импульс, нарушается плавность письма. Подобные нарушения возникают при поражении премоторных отделов коры больших полушарий, преимущественно доминантного полушария (левого у правшей). Как известно из ряда исследований, в частности Фултона (F. Fulton, 1935), премоторные отделы коры больших полушарий головного мозга находятся в тесной связи с подкорковыми ядрами и принимают непосредственное участие в процессах автоматизации сложных произвольных движений, в формировании плавных двигательных навыков. Эфферентная апраксия характеризуется патологической инертностью движений и двигательными персеверациями (повторением одних и тех же движений), которые больной осознает, но не может произвольно задерживать. Аналогичные дефекты часто проявляются и в письме (рис. 3). При этой форме апраксии поражение располагается в глубоких отделах премоторных областей и приводит к нарушению нормальных связей премоторной зоны с подкорковыми ядрами.

Подобная форма апраксии может проявляться в нарушении речевых процессов, что приводит к эфферентной (кинетической) афазии (см.). Больной, без труда находящий нужную артикуляцию, оказывается не в состоянии легко переключиться от одной артикуляции к другой, и произнесение целого слова и тем более целой фразы становится недоступным. Это происходит при поражении нижних отделов премоторной зоны доминантного полушария (левого у правшей) — зона Брока.

Лобная апраксия. При лобной апраксии отмечается своеобразный вид нарушения произвольных движений и действий. В этих случаях как кинестетическая и пространственная, так и кинетическая организация движений могут оставаться сохранными, но у больного возникают грубые нарушения в подчинении всех движений известному намерению, нарушается программирование сложных, последовательно протекающих двигательных актов и контроль над своими произвольными движениями. В результате этого сложные движения, подчиняющиеся инструкции, данной больному, или его собственному замыслу, теряют целенаправленный характер и замещаются либо движениями, повторяющими движения врача (эхопраксия), либо возникшими инертными стереотипами, которые больной не замечает и не исправляет. Поражение обнаруживается в лобных (префронтальных) отделах головного мозга, что указывает на роль лобных долей в организации сложных осмысленных двигательных актов. Однако описанные выше виды нарушения праксиса остаются в этих случаях теми же самыми. Исключение составляют лишь чистые формы идеаторной апраксии, при которых больной теряет возможность представить себе нужное движение, но не исключено, что и эти относительно редкие случаи имеют в своей основе уже описанные выше неодинаковые факторы.

Методы исследования апраксии были до последнего времени недостаточно разработаны и сводились к предложению повторить движения врача, выполнить те или иные действия с реальными или воображаемыми предметами (например, показать, как наливают чай из чайника, как размешивают чай в стакане и т. д.). Эти методы позволяют установить наличие того или иного вида апраксии, но еще не дают возможности выделить факторы, лежащие в основе того или иного вида апраксии, а следовательно, и не дают достаточного основания использовать симптомы апраксии для топической диагностики мозгового поражения.

В настоящее время этот пробел восполнен путем введения ряда приемов, позволяющих показать, какие именно дефекты лежат в основе той или иной формы апраксии. Так, для анализа кинестетической апраксии (или «апраксия позы») больному предлагают воспроизвести по образцу различные положения пальцев руки (например, выставить II и V пальцы, сложить пальцы в фигуру кольца); при исследовании оральной апраксии придать языку положение трубочки, поместить его между зубами и нижней губой, посвистеть и т. д. Затруднения в выполнении этой пробы, сопровождавшиеся безуспешными поисками, дают основание для констатации кинестетической апраксии, что позволяет думать о поражении определенных отделов постцентральной области коры больших полушарий.

Для анализа пространственной апраксии больному предлагают придать расправленной ладони горизонтальное, фронтальное или сагиттальное положение или соотнести положение обеих рук в соответственных координатах пространства. Затруднения в выполнении этой пробы при легком выполнении предшествующей дают основание предполагать очаг поражения в нижнетеменной или теменно-затылочной области коры. Аналогичное значение имеют затруднения при выполнении пробы Геда — воспроизведение положений рук врача, сидящего перед больным; тормозя тенденции к зеркальному воспроизведению движений, выполнять перекрестные движения (например, прикасаясь правой рукой к левому уху и т. д.)

Для анализа кинетической апраксии больному предлагается выполнить заданную ему «кинетическую мелодию», требующую плавного переключения с одного элемента движений на другое (например, отстукивать по образцу или по речевой инструкции ритмы или выполнять пробу на реципрокную координацию движений обеих рук одновременно, складывая пальцы одной руки в кулак и расправляя пальцы другой руки, повторяя это движение много раз подряд). Нарушение плавного выполнения этой «кинетической мелодии» с застреванием на одном из звеньев движения может указывать на поражение премоторных отделов коры. Наличие грубых двигательных персевераций (невозможности вовремя остановить движение и инертное повторение его в виде насильственных движений) может указывать на вовлечение в патологический процесс глубоких отделов премоторной зоны и подкорковых двигательных ядер.

Для анализа явлений лобной апраксии больного ставят в условия, при которых ему предлагается выполнить условное действие, не соответствующее наглядному сигналу (например, в ответ на поднятый кулак поднять палец и опустить), или же у него вырабатывается условное действие, требующее ритмической схемы ответов (например, в ответ на один стук поднимать правую, в ответ на два стука — левую руку); эта проба повторяется несколько раз подряд с ритмическим чередованием, а затем этот ритмический порядок нарушается. Тенденция к замене условного (соответствующего инструкции) действия подражательным или тенденция воспроизведения инертного стереотипа, независимо от сигнала, является признаком нарушения регулирующей функции лобных долей мозга и, следовательно, симптомом лобной апраксии.

Проведение описанных проб позволяет дополнить клиническое описание апраксии патофизиологическим анализом факторов, лежащих в основе ее различных форм, и дифференцировать апраксию как от более элементарных расстройств движений (парезы, атаксия), так и от общей инактивности движений, возникающих при резко выраженных гипертензионно-дислокационных состояниях.

Прогноз и лечение. Прогноз определяется характером заболевания, при котором возникает апроксия (в большинстве случаев это сосудистые поражения головного мозга, преимущественно размягчение определенных отделов коры больших полушарий, реже опухоли, травмы, воспалительные и дистрофические процессы). Проводится лечение основного заболевания, а также специальные мероприятия — занятия с больным, направленные на совершенствование произвольных движений.

Библиография: Бернштейн Н. А. О построении движений, М., 1947; Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга, М., 1969, библиогр.; он же, Основы нейропсихологии, М., 1973; Тонконогий И. М. Введение в клиническую нейропсихологию, с. 106, Л., 1973; De AJuriaguerra J. а. Tissot R. The apraxias, Handb. clin. neurol., ed. by P. J. Vinken a. G. W. Bruyn, v. 4, p. 48, Amsterdam — N. Y., 1969, bibliogr.; Lange J. Agnosien und Apraxien, Handb. Neurol., hrsg. v. O. Bum-ke u. O. Foerster, Bd 6, S. 807, B., 1936, Bibliogr.; Warrington E. K. Constructional apraxia, Handb. clin. neurol., ed. by P. J. Vinken a. G. W. Bruyn, v. 4, p. 67, Amsterdam —N. Y., 1969, bibliogr.

Источник: http://xn--90aw5c.xn--c1avg/index.php/%D0%90%D0%9F%D0%A0%D0%90%D0%9A%D0%A1%D0%98%D0%AF

Эфферентная артикуляционная апраксия

Несостоятельность в воспроизведении серии движений обозначается как кинетическая, эфферентная апраксия Ее возникновение связывается с поражением вторичных полей корь премоторной (прецентральной) области (рис. 6 — поля 6, см цв. вкл.). Больные с кинетической, эфферентной, апраксией затрудняются в воспроизведении серии праксических актов, сливаю­щихся в единое действие или представляющих собой опреде­ленную двигательную программу. Например, такую, как мно­гократное воспроизведение в заданной последовательности поз «кулак-ладонь-ребро».

А. Р. Лурия называет распад серийного двигательного акта распадом кинетической мелодии действия.

Воспроизведению заданной серии поз препятствуют особого рода застревания — персеверации. При данном виде апраксии они похожи на застревание зубчатого колеса, поэтому иногда их обозначают как персеверации по типу зубчатого колеса. Этим данный вид персевераций отличается от тех, которые возникают при поражении «глубины» мозга, когда застревания являются отставленными во времени. Например, глубинная персеверация может насильственно возникнуть через некоторый промежуток времени после предыдущего воспроизведения и воспрепятство­вать выполнению текущего действия. Такие персеверации иног­да называют всплывающими со дна.

В некоторых видах деятельности нарушения гнозиса и праксиса выступают совместно, одновременно, и поэтому их трудно отделить друг от друга. К ним относятся конструктивная, сомато-пространственная деятельность, рисование, пространствен­но-ориентировочные действия. Действительно, часто трудно определить, из-за чего человек неспособен нарисовать что-либо: отсутствует у него образ того, что нужно изобразить (гностиче­ский момент), или же он неспособен выполнить это рукой (праксический момент). Аналогично этому неясно, из-за чего трудно выполнить сомато-пространственые пробы — из-за нару­шений ориентировки в пространстве или же неуправления рука­ми, которые должны воспроизвести заданную позу. Такие нару­шения называют апрактоагнозиями.

Источник: http://vikidalka.ru/.html

Апраксия

Апраксия (бездействие, бездеятельность) – заболевание, при котором пациент не может выполнить какие-либо движения или жесты, хотя имеет физические способности и желание для их выполнения. При этом заболевании поражаются большие полушария мозга, а также проводящие пути мозолистого тела. Апраксия может развиваться после перенесенного инсульта, опухоли головного мозга, травмы мозга, инфекции, дегенеративных заболеваний мозга (болезни Альцгеймера, лобно-височной деменции, болезни Хантингтона, кортикобазальной ганглиозной дегенерации).

Виды апраксии

Различают одностороннюю апраксию, при которой нарушения движений проявляются лишь с одной стороны лица или тела, и двустороннюю. Данную болезнь классифицируют по симптоматическим проявлениям, а также по локализации поражения полушарий мозга. По расположению в мозге выделяют лобную, моторную, премоторную, кортикальную и билатеральную апраксию. При лобной апраксии нарушается последовательность двигательных актов в результате поражения префронтальной области полушарий мозга. При моторной апраксии пациент способен спланировать необходимые действия, однако выполнить их он не может. При премоторной апраксии поражается премоторная область коры больших полушарий, вследствие чего утрачивается способность преобразовывать простые движения в более сложные. Билатеральная апраксия возникает при двухстороннем поражении нижней теменной доли полушарий мозга.

По типам когнитивных расстройств и навыков апраксия бывает акинестической, амнестической, идеаторной, идеокинетической, артикуляционной, кинестетической, конструктивной, оральной, пространственной и афферентной. Наиболее сложным видом заболевания является артикуляционная апраксия. Артикуляционная апраксия характеризуется неспособностью пациента членораздельно произносить слова, несмотря на отсутствие парезов и параличей органов артикуляции. Акинестическая апраксия обусловлена недостаточным побуждением к движению. Амнестический вид болезни характеризуется нарушением произвольных движений. Идеаторная – невозможность обозначить последовательность действий для осуществления ложных движений. Кинестетический вид заболевания характеризуется нарушением произвольных двигательных актов. При конструктивном виде болезни пациент не способен составить целый предмет из отдельных частей. Пространственная апраксия – нарушение ориентировки в пространстве.

Виды моторной апраксии

При моторной апраксии происходит нарушение и спонтанных действий, и действий по подражанию. Данный вид заболевания чаще всего бывает односторонним. Моторная апраксия делится на два вида – мелокинетическую и идеокинетическую. При идеокинетической апраксии пациент не способен осознанно выполнять простые движения, но при этом может выполнить их случайно. Простые действия он выполняет правильно, но не по заданию. Пациент обычно путает движения (дотрагивается до носа вместо уха и. т. д.). Мелокинетическая апраксия проявляется в искажении структуры движений, составляющих определенное действие и замене их неопределенными движениями в виде передвигания и раздвигания пальцев вместо того, чтобы сжать руку в кулак либо погрозить пальцем.

Афферентная апраксия

Афферентная апраксия обычно развивается на фоне поражения постцентральной (теменной) коры головного мозга. Данная болезнь характеризуется неспособностью пациента воспроизвести единичные позы (пальцевые и кистевые, оральные и артикуляционные). Однако, подобные позы при данном виде заболевания легко воспроизводятся вместе с привычными непроизвольными действиями – одеванием, приемом пищи.

Конструктивная апраксия

Конструктивная апраксия считается особым и наиболее часто встречающимся видом заболевания. Она развивается при поражении теменной доли, как правого, так и левого полушария. При данном заболевании пациент затрудняется или не может изобразить, срисовать по памяти фигуры животных и человека, геометрические фигуры. При этом пациент искажает контуры объекта, не дорисовывает отдельные его элементы и детали. Копируя лицо человека, он может нарисовать один глаз над другим, не нарисовать некоторые части лица. При конструктивной апраксии возникают трудности с выбором места для рисования на бумаге.

Лечение апраксии

Лечением апраксии занимаются психиатры и неврологи, все зависит от вида и причины нарушений. Чаще всего назначаются индивидуальные схемы лечения с применением физиотерапии, логопедии и трудового обучения. Пациентам с подобными нарушениями требуется психолог, сиделка и соцработник.

Информация является обобщенной и предоставляется в ознакомительных целях. При первых признаках болезни обратитесь к врачу. Самолечение опасно для здоровья!

Человек, принимающий антидепрессанты, в большинстве случаев снова будет страдать депрессией. Если же человек справился с подавленностью своими силами, он имеет все шансы навсегда забыть про это состояние.

Препарат от кашля «Терпинкод» является одним из лидеров продаж, совсем не из-за своих лечебных свойств.

Каждый человек имеет не только уникальные отпечатки пальцев, но и языка.

Человеческие кости крепче бетона в четыре раза.

В четырех дольках темного шоколада содержится порядка двухсот калорий. Так что если не хотите поправиться, лучше не есть больше двух долек в сутки.

Согласно исследованиям ВОЗ ежедневный получасовой разговор по мобильному телефону увеличивает вероятность развития опухоли мозга на 40%.

Желудок человека неплохо справляется с посторонними предметами и без врачебного вмешательства. Известно, что желудочный сок способен растворять даже монеты.

Кроме людей, от простатита страдает всего одно живое существо на планете Земля – собаки. Вот уж действительно наши самые верные друзья.

Вес человеческого мозга составляет около 2% от всей массы тела, однако потребляет он около 20% кислорода, поступающего в кровь. Этот факт делает человеческий мозг чрезвычайно восприимчивым к повреждениям, вызванным нехваткой кислорода.

В течение жизни среднестатистический человек вырабатывает ни много ни мало два больших бассейна слюны.

При регулярном посещении солярия шанс заболеть раком кожи увеличивается на 60%.

В Великобритании есть закон, согласно которому хирург может отказаться делать пациенту операцию, если он курит или имеет избыточный вес. Человек должен отказаться от вредных привычек, и тогда, возможно, ему не потребуется оперативное вмешательство.

Во время работы наш мозг затрачивает количество энергии, равное лампочке мощностью в 10 Ватт. Так что образ лампочки над головой в момент возникновения интересной мысли не так уж далек от истины.

Во время чихания наш организм полностью прекращает работать. Даже сердце останавливается.

Наши почки способны очистить за одну минуту три литра крови.

Этот вопрос беспокоит многих мужчин: ведь по статистике в экономически развитых странах хроническое воспаление предстательной железы встречается у 80–90% мужчин.

Источник: http://www.neboleem.net/apraksija.php

Апраксия

Оглавление

Апраксия

Апраксия (греческое apraxia бездействие) — нарушение сложных форм произвольного (и прежде всего целенаправленного) действия при сохранности элементарной силы, точности и координированности движений, возникающее при очаговых поражениях коры больших полушарий головного мозга.

Явления апраксии были впервые описаны Липманном (Н. Lipmann, 1900), который определил апраксию как неспособность осуществить целесообразное движение при отсутствии парезов, атаксии или нарушения мышечного тонуса. Липманн связывал апраксию с поражением теменной и нижнетеменной области коры головного мозга (рис. 1) и различал моторную (акрокинетическую) апраксию, при которой больной четко представляет движения, которые он должен выполнить, но не находит двигательных путей для его выполнения; идеаторную апраксию, при которой больной не представляет себе, какое движение он должен выполнить, и идеокинетическую апраксию, занимающую промежуточное место. Особой формой апраксии, описанной Липманном (1905), является апраксия левой руки, возникающая вследствие нарушений проводящих путей мозолистого тела, в результате чего нервный импульс, формулирующий задачу движения, не доходит до нижнетеменных отделов правого полушария. Это приводит к затруднению выполнения нужного движения левой рукой при сохранении возможности выполнять движения правой рукой.

Локализация поражений коры головного мозга, вызывающих апраксии (по Липманну): 1 — акрокинетическую (моторную) апраксию; 2 — идеокинетическую апраксию; 3 — идеаторную апраксию.

Дальнейшее развитие учения об апраксии было связано с работами Зиттита (О. Sittig, 1931), Клейста (К. Kleist, 1934) и Денни-Брауна (D. Denny-Brown, 1952, 1958). Наиболее существенные успехи в учении об апраксии были достигнуты советскими неврологами, которые попытались подойти к явлениям апраксии с точки зрения общих механизмов двигательного акта, подробно изученных Н. А. Бернштейном (1947), и общепсихологического учения о структуре человеческой деятельности (Л. С. Выготский, 1956, 1960; А. Н. Леонтьев, 1957, и другие).

По современным представлениям апраксия резко отличается от таких форм нарушения движений, как парезы, атаксии, дистонии, и возникает в тех случаях, когда бывает нарушен один из компонентов, необходимых для осуществления сложного произвольного движения. Соответственно локализации поражения в коре головного мозга могут нарушаться различные механизмы, лежащие в основе сложного произвольного движения, и апраксия может принимать неодинаковые формы.

Афферентная (кинестетическая) апраксия проявляется нарушением кинестетических основ движения, то есть нарушением ощущений положения или направления движения той или иной части тела, особенно рук, без которых четкая адресация двигательных импульсов теряет свою определенность, и движение становится неуправляемым. Эта форма апраксии, близкая к акрокинетической и идео-кинетической апраксии Липманна, выражается в невозможности найти нужное движение на основе кинестетических ощущений, и произвести это движение больной может только под постоянным зрительным контролем. При афферентной апраксии отмечается поражение постцентральных отделов коры доминантного полушария (левого у правшей).

Оральная апраксия представляет особый вид апраксии речевого аппарата, при которой развиваются затруднения моторной речи, принимающие формы афферентной (кинестетической) моторной афазии. Больной не может найти позиций речевого аппарата, нужных для произнесения соответствующих звуков — артикулем, и формируется синдром, в который входит смешение близких по артикуляцтги звуков в экспрессивной речи, своеобразные нарушения письма и тому подобное.

Поражение при оральной апраксии локализуется в нижних участках постцентральных (кинестетических) отделов коры доминантного полушария (левого у правшей).

Нарушение движений при написании букв у больного с пространственной апраксией в результате ранения левой теменно-затылочной области. Первый и третий ряды — образцы шрифта, второй и четвертый ряды — написание этих букв больным.

Пространственная апраксия проявляется нарушением ориентировки больного в пространственных направлениях, прежде всего в направлении правое — левое. Больной не может нарисовать изображение, ориентированное в пространстве, не может попасть в нужную точку пространства, а также построить фигуру из спичек или сконструировать какую-нибудь пространственную схему (конструктивная апраксия). При письме больной делает пространственные ошибки, будучи не в состоянии правильно соотнести части сложно построенных букв и проявляя признаки зеркального письма, и вся система движений нарушается по выраженному пространственному типу (рис. 2). Описанные нарушения возникают при поражениях теменно-затылочных отделов коры больших полушарий.

Кинетическая, или эфферентная, апраксия выражается в том, что нахождение нужных движений и их пространственная организация остаются сохранными, но плавный переход от одного звена сложного движения к следующему оказывается недоступным. Двигательные навыки распадаются, для каждого элемента сложною двигательного навыка требуется специальный импульс, нарушается плавность письма. Подобные нарушения возникают при поражении премоторных отделов коры больших полушарий, преимущественно доминантного полушария (левого у правшей). Как известно из ряда исследований, в частности Фултопа (F. Fulton, 1935), премоторные отделы коры больших полушарий головного мозга находятся в тесной связи с подкорковыми ядрами и принимают непосредственное участие в процессах автоматизации сложных произвольных движений, в формировании плавных двигательных навыков. Эфферентная апраксия характеризуется патологической инертностью движений и двигательными персеверациями (повторением одних и тех же движений), которые больной осознает, но не может произвольно задерживать. Аналогичные дефекты часто проявляются и в письме (рис. 3). При этой форме апраксии поражение располагается в глубоких отделах премоторных областей и приводит к нарушению нормальных связей премоторной зоны с подкорковыми ядрами.

Подобная форма апраксии может проявляться в нарушении речевых процессов, что приводит к эфферентной (кинетической) афазии. Больной, без труда находящий нужную артикуляцию, оказывается не в состоянии легко переключиться от одной артикуляции к другой, и произнесение целого слова и тем более целой фразы становится недоступным. Это происходит при поражении нижних отделов премоторной зоны доминантного полушария (левого у правшей) — зона Брока.

Лобная апраксия.

При лобной апраксии отмечается своеобразный вид нарушения произвольных движений и действий. В этих случаях как кинестетическая и пространственная, так и кинетическая организация движений могут оставаться сохранными, но у больного возникают грубые нарушения в подчинении всех движений известному намерению, нарушается программирование сложных, последовательно протекающих двигательных актов и контроль над своими произвольными движениями. В результате этого сложные движения, подчиняющиеся инструкции, данной больному, или его собственному замыслу, теряют целенаправленный характер и замещаются либо движениями, повторяющими движения врача (эхо-праксии), либо возникшими инертными стереотипами, которые больной не замечает и не исправляет. Поражение обнаруживается в лобных (префронтальных) отделах головного мозга, что указывает на роль лобных долей в организации сложных осмысленных двигательных актов. Однако описанные выше виды нарушения праксиса остаются в этих случаях теми же самыми. Исключение составляют лишь чистые формы идеаторной апраксии, при которых больной теряет возможность представить себе нужное движение, но не исключено, что и эти относительно редкие случаи имеют в своей основе уже описанные выше неодинаковые факторы.

Методы исследования апраксии были до последнего времени недостаточно разработаны и сводились к предложению повторить движения врача, выполнить те или иные действия с реальными или воображаемыми предметами (например, показать, как наливают чаи из чайника, как размешивают чай в стакане и так далее). Эти методы позволяют установить наличие того или иного вида апраксии, но еще не дают возможности выделить факторы, лежащие в основе того или иного вида апраксии, а следовательно, и не дают достаточного основания использовать симптомы апраксии для топической диагностики мозгового поражения.

В настоящее, время этот пробел восполнен путем введения ряда приемов, позволяющих показать, какие именно дефекты лежат в основе той или иной формы апраксии. Так, для анализа кинестетической апраксии (или «апраксии позы») больному предлагают воспроизвести по образцу различные положения пальцев руки (например, выставить II и V пальцы, сложить пальцы в фигуру кольца); при исследовании оральной апраксии придать языку положение трубочки, поместить его между зубами и нижней губой, посвистеть и так далее. Затруднения в выполнении этой пробы, сопровождавшиеся безуспешными поисками, дают основание для констатации кинестетической апраксии, что позволяет думать о поражении определенных отделов постцентральной области коры больших полушарий.

Нарушение движений при рисовании и письме у больного с кинетической апраксией в результате поражения левой премоторной зоны. «122», «101», «Круг», «Квадрат» — предложенное для написания и зарисовки задание (вверху его исполнение). В нижней части рисунка — образец почерка больного при написании письма (подчеркнуты повторения букв).

Для анализа пространственной апраксии больному предлагают придать расправленной ладони горизонтальное, фронтальное или сагиттальное положение или соотнести положение обеих рук в соответственных координатах пространства. Затруднения в выполнении этой пробы при легком выполнении предшествующей дают основание предполагать очаг поражения в нижнетеменной или теменно-затылочной области коры. Аналогичное значение имеют затруднения при выполнении пробы Геда — воспроизведение положений рук врача, сидящего перед больным; тормозя тенденции к зеркальному воспроизведению движений, выполнять перекрестные движения (например, прикасаясь правой рукой к левому уху и так далее).

Для анализа кинетической апраксии больному предлагается выполнить заданную ему «кинетическую мелодию, требующую плавного переключения с одного элемента движений на другое (например, отстукивать по образцу или по речевой инструкции ритмы или выполнять пробу на реципрокную координацию движений обеих рук одновременно, складывая пальцы одной руки в кулак и расправляя пальцы другой руки, повторяя это движение много раз подряд). Нарушение плавного выполнения этой «кинетической мелодии» с застреванием на одном из звеньев движения может указывать на поражение премоторных отделов коры. Наличие грубых двигательных персевераций (невозможности вовремя остановить движение и инертное повторение его в виде насильственных движений) может указывать на вовлечение в патологический процесс глубоких отделов премоторной зоны и подкорковых двигательных ядер.

Для анализа явлений лобной апраксии больного ставят в условия, при которых ему предлагается выполнить условное действие, не соответствующее наглядному сигналу (например, в ответ на поднятый кулак поднять палец и опустить), или же у него вырабатывается условное действие, требующее ритмической схемы ответов (например, в ответ на один стук поднимать правую, в ответ на два стука — левую руку); эта проба повторяется несколько раз подряд с ритмическим чередованием, а затем этот ритмический порядок нарушается. Тенденция к замене условного (соответствующего инструкции) действия подражательным или тенденция воспроизведения инертного стереотипа, независимо от сигнала, является признаком нарушения регулирующей функции лобных долей мозга и, следовательно, симптомом лобной апраксии.

Проведение описанных проб позволяет дополнить клиническое описание апраксии патофизиологическим анализом факторов, лежащих в основе ее различных форм, и дифференцировать апраксию как от более элементарных расстройств движений (парезы, атаксия), так и от общей инактивности движений, возникающих при резко выраженных гипертензионно-дислокационных состояниях.

Прогноз и лечение.

Прогноз определяется характером заболевания, при котором возникает апраксия (в большинстве случаев это сосудистые поражения головного мозга, преимущественно размягчение определенных отделов коры больших полушарий, реже опухоли, травмы, воспалительные и дистрофические процессы). Проводится лечение основного заболевания, а также специальные мероприятия — занятия с больным, направленные на совершенствование произвольных движений.

⇐ Перейти на главную страницу сайта

⇑ Вернуться в начало страницы ⇑

Библиотека Ordo Deus ⇒

⇐ Аппендэктомия

⇓ Каталог систематический ⇓

Арахнодактилия ⇒

Все статьи в полном изложении, Вы можете найти в большой медицинской энциклопедии — Главный редактор: академик АН СССР (РАН) и АМН СССР (РАМН) Б.В. Петровский. — Москва издательство «Советская энциклопедия» 1989г.

Внимание! Вы находитесь в библиотеке «Ordo Deus». Все книги в электронном варианте, содержащиеся в библиотеке «Ordo Deus», принадлежат их законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для чтения.

Библиотека «Ordo Deus» не преследует никакой коммерческой выгоды.

Все авторские права сохраняются за правообладателями. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь с нами по e-mail:

info @ ordodeus. ru

Формы для прямой связи с нами находятся в нижней части страниц: контакты и устав «Ordo Deus», для перехода на эти страницы воспользуйтесь кнопкой контакты вверху страницы или ссылкой в оглавлении сайта.

Вас категорически не устраивает перспектива безвозвратно исчезнуть из этого мира? Вы желаете прожить ещё одну жизнь? Начать всё заново? Исправить ошибки этой жизни? Осуществить несбывшиеся мечты? Перейдите по ссылке: «главная страница».

Источник: http://www.ordodeus.ru/Ordo_Deus8Apraksiya.html

Апраксии.

Апраксия – нарушение праксиса – это нарушение произвольных целенаправленных движений, расстройство двигательных навыков при сохранности составляющие их двигательных элементов, т.е. при отсутствии таких двигательных расстройств как парезы, параличи, гипокинезия, атаксия или нарушение мышечного тонуса.

Произвольные движения и действия относятся и числу наиболее сложных психических функций человека. Они представляют собой сложную функциональную систему, это целый набор различных двигательных актов, регулируемых различными уровнями нервной системы.

Помимо собственно двигательных моторных зон коры больших полушарий, в корковое звено двигательного анализатора следует включать и многие другие зоны коры, а именно: постцентральную теменную кору, обеспечивающую анализ кожно-кинестетической афферентации; затылочные и теменно-затылочные отделы больших полушарий, которые обеспечивают движение с помощью зрительной афферентации (пространственная организация движений). Наконец, в корковые зоны двигательного анализатора следует включать и передние отделы больших полушарий (премоторную и префронтальную кору), с помощью которых осуществляется временная организация, программирование и контроль за выполнением программы.

К эфферентным механизмам произвольных движений и действий относятся, как известно, пирамидная и экстрапирамидная системы, корковые отделы которых составляют единую сенсомоторную зону коры.

Апраксия часто приводит к полной или частичной утрате трудоспособности за счет потери профессиональных навыков, а также снижает качество жизни пациента. Пациент с апраксией теряет навыки пользования различными бытовыми приборами, например утюгом, пылесосом, плитой. Пропадают навыки самообслуживания – пациенты не могут самостоятельно одеться (апраксия одевания), им нужна помощь при умывании, бритье, пользовании туалетом. Часто возникают трудности при пользовании вилкой, ножом.

Основные формами апраксий являются:

Выделяют также и специальные виды апраксий — конструктивная, оральная, апраксия одевания.

Кинестетическая афферентная апраксия возникает при поражении средне-нижних отделов постцентральной области коры больших полушарий. В этих случаях при сохранности внешней пространственной организации движений нарушается проприоцептивная кинестетическая -афферентная основа движения. Вследствие дефицита информации о положении частей тела в пространстве, движения становятся неуверенными, недифференцированными, плохо управляемыми (симптом «рука-лопата»). Особенно затрудняет движения, требующие значительной сложности. У больных нарушается возможность правильного воспроизведения различных поз руки апраксия позы – (рис 20); они не могут показать без предмета, как совершается то или иное действие (например, как закуривают папиросу), у них затруднено одевание без зрительного контроля. При усилении зрительного контроля движения можно в определенной степени скомпенсировать. При поражении левого полушария кинестетическая апраксия обычно носит двусторонний характер, при поражении правого полушария возможна кинестетическая апраксия только в одной левой руке.

Одной из частых причин кинестетической апраксии является болезнь Альцгеймера, сосудистые поражения мозга, опухоли.

Вариантом кинестетической апраксии является оральная апраксия, проявляющаяся нарушением функции мышц, участвующих в обеспечении речи, что ведет к нарушению речи по типу афферентной моторной афазии.

При оральной апраксии больной не может по заданию положить язык между губой и верхней челюстью, положить язык за правою и левую щеку. Не может показать, как смеются, свистят. Локализацию очага при оральной апраксии связывают с поражением нижних отделов центральных извилин.

Для выявления кинестетической апраксии проводят следующие тесты:

выполнение простых инструкций в горизонтальной и вертикальной плоскости (перебор пальцев, сжимание в кулак правой и левой руки);

определение праксиса позы кисти (воспроизведение правой рукой позы пальцев кисти левой руки и наоборот; эту позу называют также переносом позы с одной руки на другую);

Для исследования орального праксиса по подражанию и по инструкции: проверяют праксис губ (оскал зубов, вытягивание губ в трубочку); языка (поднять язык к верху, высунуть, убрать, повернуть вправо, влево); щек (надуть, вытянуть их); других лицевых мышц (поднять брови, нахмурить брови); пациенту также предлагают сделать условные оральные движения – посвистеть, поцокать языком, показать как плюют, целуются.

Кинетическая эфферентная апраксия связана с поражением нижних отделов премоторной области коры больших полушарий (6-го, 8-го полей), ответственных за серийную организацию и автоматизацию движений. Кинетическая апраксия входит в премоторный синдром, т.е. протекает на фоне нарушения автоматизации (временной организации) различных психических функций. Проявляется в виде распада «кинетических мелодий», т.е. нарушения последовательности, временной организации двигательных актов. Движения становятся более медленными и неловкими. Больной вынужден сознательно контролировать выполнение даже привычных движений. Для этой формы апраксий характерны двигательные персеверации, проявляющиеся в бесконтрольном повторении раз начавшегося движения. Кинетическая апраксия проявляется в нарушении различных двигательных актов — предметных действий, рисования, письма, особенно при серийной организации движений. Поэтому она получила еще одно название -динамическая апраксия.

Кинетическую (эфферентную) апраксию описал отечественный нейропсихолог А.Р. Лурия.

Для диагностики кинетической (эфферентной) апраксии исследуют динамический праксис. Для этого больному предлагают выполнить серию последовательных движений кисти по смене ее позы: постукивание кулаком, ребром ладони, ладонью. При этой пробе «Кулак – ребро – ладонь» пациентов с кинетической (эфферентной) апраксией не может менять позу кисти, лишь стучит кулаком по столу. Данный симптом называется стереотипной или элементарной персеверацией; иногда наблюдаются серийные персеверации, когда повторяются серии движений, часть двигательной программы.

Для исследования кинетической (эфферентной) апраксии может быть также использована проба на реципрокную координацию: попеременное изменение позы левой и правой кисти в виде сгибания и разгибания пальцев (рис.21).

Пространственная___апраксия (синоним конструктивная апрактоагнозия) возникает при поражении теменно-затылочных отделов коры на границе 19-го и 39-го полей, особенно при поражении левого полушария или при двусторонних очагах. В основе данной формы апраксий — расстройство зрительно-пространственного синтеза, нарушение пространственных представлений («верх-низ», «правое — левое»). Таким образом, в этих случаях страдает зрительно-пространственная афферентация движений. Пространственная апраксия может протекать на фоне сохранных зрительных функций, но чаще она наблюдается на фоне зрительной оптико-пространственной агнозии, тогда возникает комплексная картина апрактоагнозии. Во всех случаях у больных отмечаются трудности при выполнении пространственно-ориентированных движений (например, больные не могут застелить постель, одеться и т.д.). Усиление зрительного контроля им не помогает, нет четкой разницы при выполнении движений с открытыми и закрытыми глазами. К этому типу расстройств относится и конструктивная апраксия Клейста. Возникают трудности конструирования целого из отдельных элементов: происходит нарушение рисования и складывания фигур, теряются навыки конструирования, грубо нарушается рисунок, особенно при перерисовывании сложных геометрических фигур (рис. 22). При этом копия рисунка меньше оригинала, переходы линий нечеткие, части рисунка пропускаются, отдельные элементы повторяются. Конструктивная апраксия встречается при локализации очага в нижних отделах теменной доли левого и правого полушария, чаще правого.

При левостороннем поражении теменно-затылочных отделов коры больших полушарий нередко возникает оптико-пространственная аграфия из-за трудностей правильного написания букв, различно ориентированных в пространстве.

Апраксия одевания (синдром Брейна) – вариант конструктивной апраксии. При ней больной путает стороны одежды, с трудом застегивает пуговицы, обычно особенно затрудненно надевание левого рукава, левого ботинка. Возникает при поражении коры правой теменной или теменно-затылочной области. Важна двусторонняя локализация очага.

Для исследования пространственного праксиса проводят следующие пробы:

пробу на исследование пространственной организации движений по подражанию действий врача (рис 23.);

пробу Хэда: правой рукой показать левый глаз; левой рукой показать правый глаз; правой рукой показать левое ухо; левой рукой показать правое ухо (рис. 24).

Для исследования конструктивного праксиса: 1) срисованть или выложить из палочек по образцу квадрат, ромб, ломаную линию; 2) нарисовать по вербальному заданию стол, звезду, домик; 3) нарисовать трех объемную геометрическую фигуру – куб; 4) нарисовать треугольник (многоугольник) с переворачиванием фигуры на 180 градусов в горизонтальной плоскости.

Регуляторная (идеаторная) апраксия возникает при поражении конвекситальной префронтальной коры кпереди от премоторных отделов; протекает на фоне сохранности тонуса и мышечной силы. Проявляется в виде нарушений программирования движений, отключении сознательного контроля за их выполнением, замены нужных движений, отключении сознательного контроля за их выполнением, замены нужных движений моторными шаблонами и стереотипами. При грубом распаде произвольной регуляции движений у больных наблюдаются симптомы эхопраксии в виде подрожательных повторений движений врача. Для этой формы апраксии характерны системные пресеверации. Наибольшие трудности для этих больных вызывает смена пограмм движений и действий. В основе дефекта лежит расстройство замысла действия, нарушение произвольного контроля за осуществлением движения, нарушение речевой регуляции, двигательных актов.

Нарушение деятельности при регуляторной (идеаторной) априксии отмечаются как при выполнении действий по речевой инструкции, так и при копировании действий врача. У больных нарушаются профессиональные и инструментальные навыки, затрудняется самообслуживание, воспроизведение символических движений. Данная форма апраксии наиболее демонстративно проявляется при поражении левой префронтальной области мозга.

Наиболее частые причины регуляторной (идеаторной) апраксии – опухоли лобных долей, сосудистая патология или первично-дегенеративные заболевания с поражением лобных долей при локальных корковых атрофиях (болезнь Пика).

Для исследования регуляторной (идеаторной) апраксии пациенту проводят следующие тесты:

тест выполнения действий с реальными предметами (застегнуть пуговицы, завязать узел, зажечь спичку, надеть рубашку);

тест выполнения действий с воображаемыми предметами (показать, как забиваются гвозди, пилят дрова, размешивают сахар в чайной чашке);

тест выполнения символических действий (показать, как прощаются, грозят пальцем, манят пальцем);

тест исследования простых условных реакций в виде действия (на стук поднять руку, на один стук поднять правую руку, на два стука — левую руку; с ломкой стереотипа:1);

тест исследования конфликтных условных реакций: в ответ на сжатие пальцев кисти в кулак (к) – поднять палец (П); в ответ на палец – сжать в кулак; в ответ на сильный удар(1) поднять руку слабо, в ответ на слабый удар (2) – поднять руку сильно; данное исследование провести по схеме: КК ПП КП КП КК;21 11. При проведении этого теста учитывается ломка программы, наличие персеверации, эхопраксии, нарушения пространственной схемы, игнорирование одной руки.

Речь – специфическая человеческая функция, посредством которой становится возможным процесс общения посредством языка.

Она представляет собой очень сложную психическую деятельность, подразделяемую на различные виды и формы.

Выделяют экспрессивную и импрессивную речь, которые характеризуются различным психологическим строением. Экспрессивная речь или процесс высказывания с помощью языка начинается с замысла (программы высказывания), затем проходит стадию внутренней речи и затем переходит в стадию развернутого внешнего высказывания.

Импрессивная речь или процесс понимания речевого высказывания начинается с восприятия речевого высказывания и завершается формированием общей сигнальной схемы сообщения. Как сложная функциональная система речь включает разные афферентные и эфферентные системы. В речевой функциональной системе принимают участие все анализаторы: слуховой, зрительный, кожно-кинестетический. Нарушения речи многообразны в зависимости от того, какое звено функциональной системы пострадало.

Афазия (от греч. а – отрицание, phasis– речь) – это нарушение речи, возникающее у людей с сохранным артикуляторным аппаратом и достаточным слухом и представляющее собой системное расстройство различных форм речевой деятельности при поражении коры и подкорковых зон левого полушария (у правшей). Афазии следует отличать от других расстройств речи, возникающих при мозговых поражениях – дизартрии (нарушений произношения без расстройств восприятия речи на слух, чтения и письма), алалий (врожденных расстройств речи в детском возрасте, в виде недоразвития всех форм речевой деятельности).

В настоящее время выделяют 7 форм афазии: моторную афферентную, моторную эфферентную, моторную динамическую, сенсорную, акустико-мнестическую, семантическую и амнестическую. Каждая из форм афазий связана с нарушением одного из факторов, на котором основана речевая система, и наблюдается при определенной локализации патологического процесса, выпадении афферентных или эфферентных звеньев речевой функциональной системы.

Афферентная моторная афазия связана с выпадением кинестетического афферентного звена речевой системы. Эта форма афазии возникает при поражении нижних отделов теменной области мозга (у правшей), а именно: 40-го поля, примыкающего к 22-му, и 42-му полям, или задней оперкулярной области коры. В этих случаях нарушается кинестетическая речевая афферентация (речевые кинестезии), т.е. возможность появления четких ощущений, поступающих от проприорецепторов артикуляционного аппарата в кору больших полушарий во время речевого акта. У здорового человека ощущения, поступающие в мозг в тот момент, когда он произносит то или другое слово, конечно, не осознаются. Однако кинестетическая речевая афферентация играет очень важную роль как при формировании речи у ребенка, так и при нормальном осуществлении речевой деятельности, произношении слов. Нарушается вся речевая система в целом. Возникают нарушения я произношения слов, замена одних звуков речи другими (по типу литеральных парафазий) вследствие трудностей дифференциации близких артикулем (т.е. артикуляционных движений), необходимых для произношения звука и слова в целом. Первичный дефект состоит в трудностях различения близких по артикуляции звуков речи. В русском языке, например, ряд звуков образуется преимущественно при участии передней части языка («д», «л», «н»). Эти согласные называются переднеязычными. Другая группа звуков – заднеязычная — осуществляется при преимущественном участи задней части языка («г», «х», «к»). Каждая из этих групп звуков, различных по звуковым характеристикам, произносится с помощью близких артикулем.

Больные с поражением нижних отделов теменной области коры левого полушария смешивают близкие артикулемы и произносят, например, слово «халат», как «хадат», слово «слон» как «снол», или «слод». Важно отметить, что данная категория больных не только неправильно произносит близкие артикулемы, но и неправильно воспринимает их. Это объясняется тем, что артикуляторные теменные зоны коры тесно взаимодействуют с воспринимающими височными зонами. При афферентной моторной афазии нарушены все виды речевой продукции – речь спонтанная, автоматизированная, повторная, называния. У больных с афферентной моторной афазией, нередко нарушен и оральный (неречевой) праксис. Например, больной не может надуть одну щеку или обе щеки, высунуть язык, облизать губы. Эти оральные движения более примитивны, просты, тем не менее, часто и они распадаются вследствие трудностей произвольного управления оральным аппаратом вообще.

Трудности артикулирования звуков речи у больных с афферентной моторной афазией возникают в случае повторения согласных звуков, произносимых с помощью близких артикулем, а также при повторении слов со стечением согласных, сложных в артикуляционном отношении (типа «пропеллер», «тротуар»). Характерно, что такие больные обычно понимают, что они произносят слова неверно, они чувствуют свою ошибку, но их рот как бы не подчиняется их волевым усилиям. Вторично нарушаются и другие формы речи. У подобных больных нарушено письмо (как самостоятельное, так и под диктовку), причем затруднение артикуляции (с помощью инструкции «открыть рот», или «зажать язык за зубами» обычно ухудшает написание слов. Чтение в слух привычных слов более сохранно, но сложные слова произносятся, неверно, с литеральными заменами.

Моторная эфферентная афазия возникает при поражении нижних отделов коры премоторной области (передней оперкулярной зоны), в задней части нижней лобной извилины полей 44-го и частично 45-го. Это зоны Брока, ученого впервые описавшего в 1861 г. моторное нарушение речи у больного с поражением данной области мозга. При полном разрушении зона Брока больные не могут произнести почти не одного слова. При попытке что либо сказать они произносят нечленораздельные звуки. В то же время они в определенной степени понимают обращенную к ним речь. Часто в устной речи таких больных остается одно слово (или сочетание слов). Этот словесный стереотип – «эмбол» — застревает и становится заменой всех других слов. При менее грубых поражениях этой зоны возможность артикулировать различные звуки речи сохранена, отсутствует и оральная апраксия. Однако страдает четкая временная последовательность речевых движений, нарушается и кинетическая мелодия речевая акта. При попытках произнести слово больные не могут переключиться от одного слога к другому, возникают речевые персеверации. Они проявляются и в активной спонтанной речи, и в повторной речи, и в письме. Даже при тонких стертых формах эфферентной афазии больные не могут правильно произнести «трудные» в моторном отношении слова, и сочетания слов типа скороговорок. Трудности в плавном протекании активной речи, в нарушении ее автоматизации приводит к вторичному нарушению других форм речевой деятельности – письма, чтения.

Понимание устной и письменной речи не страдает.

Моторная эфферентная афазия, как правило, развивается остро в сочетании гемипарезом по брахиоцефальному типу – более значительно выраженному в руке и на лице – в результате инсульта в бассейне левой средней мозговой артерии.

Динамическая моторная афазия связана с поражением областей, расположенных впереди от зоны Брока. Это 9, 10, 11, 46-е поля премоторной области. Другое название этой формы афазии – «дефект речевой инициативы». Речь таких больных очень бедна. Самостоятельно они почти не высказываются. При ответе на вопросы отвечают односложно, часто повторяя в ответе слова вопроса. В то же время у таких больных нет нарушений речевой моторики, понимание устной речи также сохранено.

Больной в состоянии произносить все звуки, слова, но у него резко снижена мотивация к речи. Это особенно отчетливо проявляется в спонтанной повествовательной речи, в тоже время повторная и автоматизированная речь не страдают или страдают незначительно.

В основе этой формы афазии лежит нарушение последовательной организации речевого высказывания. Это не просто затруднение в построении своей речи, а более глубокие нарушения, когда больные не могут составить элементарную фразу, не могут развернуто ответить на простые вопросы (даже рассказать о своем здоровье). Как правило, они дают односложные ответы на любые вопросы. Один из методов, выявляющий этот дефект – это метод заданных ассоциаций, когда больного просят назвать несколько (5-7) однотипных предметов (например, красного цвета, кислых, горячих) или перечислить животных, обитающих на севере и т.п. В этих случаях больные не могут назвать 1-2 предметов и замолкают. Подбадривание, подсказка им не помогают. Особенно плохо такие больные актуализируют слова, обозначающие действия. Если им предложить вспомнить несколько существительных, а затем глаголов, то оказывается, что они могут перечислить лишь несколько существительных, но ни одного глагола.

Наиболее частой причиной динамической моторной афазии является острое нарушение мозгового кровообращения в бассейне левой передней мозговой артерии.

Сенсорная афазия связана с поражением задней трети верхней височной извилины левого полушария (у правшей). В ее основе лежит нарушение фонематического слуха, т.е. способности различать звуковой состав слов. Фонемами обозначаются различительные единицы звукового строя. В каждом языке (русский, английский, немецкий) одни звуковые признаки выступают как смыслоразличительные, а другие как не существенные для данного языка. В русском языке фонемами являются все гласные и их ударность, согласные звуки. Умение различать эти звуковые признаки и называется речевым или фонематическим слухом.

При поражении ядерной зоны звукового анализатора (41, 42 и 22-е поля) левого полушария – в классической неврологии эта область коры носит название зоны Вернике – возникает грубое речевое расстройство, проявляющееся не только в невозможности различать звуки устной речи, но и в нарушении всех других форм речевой деятельности. При полном разрушении этой зоны больные не понимают обращенную к ним речь. В менее грубых случаях они перестают понимать быструю речь. Особенно затруднено для них восприятие слов с оппозиционными фонемами. Так слово «голос» больные слышат как «колос», «холст», «колхоз», слова «забор-собор-запор» звучат для них как одинаковые.

В грубых случаях у таких больных отсутствует активная спонтанная речь. Речевое высказывание заменяется «словесным салатом», когда больные произносят какие-то непонятные по своему звуковому составу слова или наоборот звуков. Как правило, они заменяют одни звуки другими. Эти замены носят название «литеральных парафазий». Реже встречаются «вербальные парафазии» (замена одного слова другим). У таких больных резко нарушено письмо под диктовку, резко затруднено повторение услышанных слов, нарушено также и чтение, поскольку нет контроля над правильностью своей речи. В то же время у больных сенсорной афазией нет нарушений музыкального слуха, у них сохранена артикуляция, им доступны любые оральные позы по образцу.

Акустико-мнестическая афазия возникает при поражении средних отделов коры левой височной области, расположенных вне ядерной зоны звукового анализатора. Это 21 и частично 37 поля. При аустико-мнестической афазии фонематический слух остается сохранным, больной правильно понимает обращенную устную речь.

В отличие от сенсорной афазии, понимание отдельных фонем сохранено. Однако больной не способен запомнить даже сравнительно небольшой речевой материал вследствие грубого нарушения слухоречевой памяти. Главным образом страдает запоминание существительных.

Здоровой человек, как правило, запоминает при первом предъявлении на слух из десяти слов, не связанных между собой по смыслу, 6-7 слов. У больных с акустико-мнестической афазией объем слухоречевой памяти снижается до 3-х, а иногда и до 2-х элементов. Это ведет к тому, что в специальных условиях, когда требуется запомнить большую фразу, возникает вторичное – из-за слабости слухоречевых следов непонимание устной речи, поскольку понимание речи в значительной степени зависит и от запоминания речевого сообщения. У таких больных имеются отчетливые трудности в активной устной речи в виде поиска нужных слов, вербальных парафазий и др. Для этих больных характерна «скудная» речь с частным пропусканием слов, обычно существительных. Повторная речь не нарушена, больной без затруднений повторяет слова за врачом. Иногда акустико-мнестическая афазия сменяет сенсорную в процессе регресса речевых нарушений.

Семантическая афазия возникает при поражении области стыка височных, теменных и затылочных областей мозга (37-го и частично 33-го полей слева). Зона височно-теменно-затылочной области относится к третичным областям коры или «к заднему ассоциативному комплексу». У таких больных страдает понимание грамматических конструкций, которые в той или иной степени отражают одновременный (симультанный) анализ и синтез явлений, т.е. когда для понимания какого-либо выражения требуется одновременное представление о нескольких явлениях.

Больные с семантической афазией не понимают целый ряд грамматических конструкций. К ним относятся следующие:

Предлоги (над, под, сверху, снизу). Такие больные не видят разницы в выражениях «круг над крестом», «круг под крестом» или «крест под кругом», т.е. больные не понимают пространственные отношения, выраженные с помощью предлогов. Не могут нарисовать треугольник в круге, крестик над квадратом.

Сравнительные отношения. Больные не понимают предложений типа «Оля темнее Кати, но светлее Сони. Кто из них темный?» Понимание такого рода конструкций требует мысленного сравнения двух или трех объектов, т.е. симультанного (одновременного) анализа. В данном случае слова связаны «квазипространственными» отношениями, поскольку в подобных конструкциях отсутствует собственно пространственное содержание.

Конструкции родительного падежа типа «Брат отца», «отец брата». Больным понятно, что такое брат и отец отдельно, но они не понимают отношения между ними.

Временные конструкции, которые отражают временные отношения между событиями. Например, «перед ужином я пошел гулять» или «прежде чем пойти в кино, он зашел в магазин» и т.п.

Амнестическая афазия (оптическая амнезия) возникает при поражении задненижних отделов височной области. К ним относятся нижние отделы 21 и 37-го полей на конвекситальной поверхности полушарий и задненижние отделы 20 поля на конвекситальной и базальной поверхности мозга. В основе этой формы афазии лежит слабость зрительных представлений, зрительных образов слов. Состоит она в том, что больные не способны правильно называть предметы, но пытаются дать им словесное описание и обычно стремятся показать, как это делается. Например, когда врач показывает карандаш и просит пациента его назвать, то пациент обычно отвечает: -«Ну, это то, чем пишут». Подсказка помогает пациенту вспомнить нужное слово. Но проходит небольшое время, и он вновь забыл название предмета. В речи больных с амнестической афазией мало существительных и много глаголов. У больных с амнестической афазией нет каких бы то ни было явных зрительных гностических расстройств, они прекрасно ориентируются и в зрительном пространстве и в зрительных объектах.

Амнестетическая афазия весьма характерна для больных болезнью Альцгеймера. Расположение очагов поражения левого полушария при различных формах афазии по Лурия представлены на рисунке 27.

В практике невролога встречается тотальная афазия– сочетание моторной и сенсорной афазии. Пациент не понимает обащенной к нему речи и сам не способен к активному произношению слов. Тотальная афазия развивается при обширных инфарктах мозга в бассейне левой средней мозговой артерии и обычно сочитается с грубым геминарезом на противоположной стороне у правшей.

Для продолжения скачивания необходимо собрать картинку:

Источник: http://studfiles.net/preview//page:5/

×